АВЕНЮ

Главная "Авеню" >> Электронная библиотека

ПРОДАЖА НЕДВИЖИМОСТИ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, ФОРМА, ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ СТАТЕЙ 549 - 558 ГК РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 марта 2010 года
Под редакцией   П.В. КРАШЕНИННИКОВА

Вступительное слово

Раздел IV. Отдельные виды обязательств
    Глава 30. Купля-продажа
 
        § 7. Продажа недвижимости

  • Статья 549. Договор продажи недвижимости

  • Статья 550. Форма договора продажи недвижимости

  • Статья 551. Государственная регистрация перехода права собственности на недвижимость

  • Статья 552. Права на земельный участок при продаже здания, сооружения или другой находящейся на нем недвижимости

  • Статья 553. Утратила силу

  • Статья 554. Определение предмета в договоре продажи недвижимости

  • Статья 555. Цена в договоре продажи недвижимости

  • Статья 556. Передача недвижимости

  • Статья 557. Последствия передачи недвижимости ненадлежащего качества

  • Статья 558. Особенности продажи жилых помещений

  • Приложения

     

    Авторы Комментария

    Гонгало Бронислав Мичиславович, заведующий кафедрой гражданского права Уральской государственной юридической академии, директор Уральского филиала Российской школы частного права, доктор юридических наук, профессор - ст. 549.

    Крашенинников Павел Владимирович, председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук - вступ. слово, ст. 550, 551, 558.

    Миронов Илья Борисович, руководитель аппарата Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, кандидат юридических наук - ст. 556, 557.

    Рузакова Ольга Александровна, главный советник аппарата Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктор юридических наук - ст. 554, 555.

    Чубаров Вадим Витальевич, директор Центра арбитража и посредничества Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, доктор юридических наук - ст. 552.


    Последние новости сайта
    2016-12-02    Федеральный закон от 30.11.2016 N 402-ФЗ О внесении изменения в статью 333.35 части второй Налогового кодекса Российской Федерации
    C 1 января 2017 года Размеры государственной пошлины, установленные настоящей главой за совершение юридически значимых действий в отношении физических лиц, применяются с учетом коэффициента 0,7 в случае подачи заявления о совершении указанных юридически значимых действий и уплаты соответствующей государственной пошлины с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг, региональных порталов государственных и муниципальных услуг и иных порталов, интегрированных с единой системой идентификации и аутентификации."

    Все новости









    Список терминов
    определений
    и понятий


    Народная БД ПРАВДОМ

    Вступительное слово -  Комментарий ст. 549 - 558  ГК РФ

    Главная "Авеню" >> Электронная библиотека >>Комментарий ст. 549 - 558  ГК РФ

    Приложения

    Вступительное слово к книге "Публично-правовые образования

    в частном праве: Постатейный комментарий главы 5

    Гражданского кодекса Российской Федерации" / Под ред.

    П.В. Крашенинникова

    Государство и другие публично-правовые образования (а в нашей стране это Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и органы местного самоуправления) не только исполняют закрепленные за ними властные полномочия, но и участвуют в гражданском обороте. Такая раздвоенность необходима для их функционирования, поддержания экономического и правового порядка в обществе. Вместе с тем все это без четкой и прозрачной регламентации может порождать ситуации отнюдь не цивилистического характера. При этом участие публично-правовых образований в гражданских отношениях всегда актуально и имеет многовековую историю.

    Достаточно вспомнить, что в Древнем Риме римское государство часто вступало в частноправовые отношения. Как это часто происходит, у историков и юристов так и не сформировалось единой позиции по вопросу о соотношении правового положения римского государства и юридических лиц. По этому поводу Е.А. Флейшиц указывала: "...одни историки (как Жирар, опирающийся при этом на Моммзена) считают римское государство искони юридическим лицом. Другие (как И.А. Покровский) полагают, что, будучи обладателем многочисленных и разнообразных имуществ и участвуя в различных отношениях по их эксплуатации, римское государство, по крайней мере до второй половины республики, не применяло к своим имущественным отношениям положений частного права, не мысля себя носителем dominium ex iure Quiritium и других частных прав на эти имущества, а действовало по некоторым особым нормам права публичного. И действительно, неизвестно, чтобы договоры, совершавшиеся магистратами по поводу государственного имущества, подчинялись в древнейшие времена правилам, в частности формальностям частного права. И наоборот, известно, что споры из таких договоров разрешались не в обычном судебном, а в особом административном порядке" <1>.

    --------------------------------

    Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского)  - Юристъ, 2004.

    <1> Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2001. С. 116.

    Городские общины - муниципии в Древнем Риме - выступали и как публичные образования, и как юридические лица, обладающие имущественными правами и самостоятельным правом выступать в суде. В то же время носителем имущественной составляющей государства выступал император, который признавался собственником имущества Древнего Рима.

    Проблемам участия государства в гражданских правоотношениях уделялось немало внимания в юридической науке. Хотелось бы прежде всего упомянуть работы А.В. Венедиктова "Государственная социалистическая собственность", С.Н. Братуся "Субъекты гражданского права", М.И. Брагинского "Участие советского государства в гражданских правоотношениях", М.И. Кулагина "Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо", О.Е. Кутафина "Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица" <1>.

    --------------------------------

    <1> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.: Изд-во АН СССР, 1948; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М.: Госюриздат, 1950; Брагинский М.И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М., 1981; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М., 1987; Кутафин О.Е. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица. М.: Проспект, 2007.

    Особую актуальность тема участия публично-правовых образований приобретает в современных условиях финансового кризиса, когда государство делает попытки показать себя наиболее надежным участником гражданско-правовых отношений.

    И действительно, поддержка государства для многих участников рынка дала бы возможность пережить тяжелые времена рыночных перемен и стабилизировать гражданско-правовой оборот в Российской Федерации. Осуществляя подобные действия, государство вступает в разного рода гражданско-правовые сделки, в том числе в договоры купли-продажи, займа, гарантии и др. Вместе с тем, в отличие от иных участников правовых отношений, Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования остаются в первую очередь властвующими субъектами, обладающими особыми публичными функциями и выступающими от имени всего населения определенной территории, и их действия могут совершаться как на благо всего населения, так и на разрушение страны и ее территорий.

    Важно отметить, что, вступая в частноправовые отношения, государство отказывается от иммунитета и действует на началах равенства с другими участниками, такими, как юридические и физические лица, в соответствии с принципами, установленными в ст. 1 ГК РФ. Данное положение закреплено в п. 1 ст. 124 ГК РФ и характерно для любого развитого правопорядка.

    Глава 5 ГК РФ, посвященная участию Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, завершает подразд. 2 Кодекса о лицах и включает в себя четыре статьи, в которых определены общие принципы и порядок участия публично-правовых образований в гражданских отношениях, ответственность публично-правовых образований по обязательствам, а также в отношениях с участием иностранных физических, юридических лиц и государств.

    Специфика рассматриваемых отношений состоит в том, что наряду с нормами гражданского права важное значение имеют и публично-правовые нормы, содержащиеся в таких актах, как, например, Бюджетный кодекс Российской Федерации (далее - БК РФ), Федеральные законы от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" <1>, от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" <2>, и др.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 1999. N 42. Ст. 5005.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2003. N 40. Ст. 3822.

    Кроме того, особенностям участия публично-правовых образований посвящены и другие нормы статей Гражданского кодекса РФ, в частности:

    - ст. 16 - о возмещении убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления;

    - ст. 114, 115 - о юридических лицах, наделенных публично-правовыми образованиями ограниченными вещными правами на имущество;

    - ст. 214, 215 - о государственной и муниципальной собственности;

    - ст. 239 - об отчуждении недвижимого имущества в связи с изъятием участка для государственных или муниципальных нужд;

    - ст. 525 - 534 - о договоре поставки товаров для государственных или муниципальных нужд;

    - ст. 763 - 768 - о подрядных работах для государственных или муниципальных нужд;

    - ст. 1069 - об ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами;

    - ст. 1070 - об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

    - ст. 1071 - об органах и лицах, выступающих от имени казны при возмещении вреда за ее счет;

    - ст. 1151 - о наследовании выморочного имущества и некоторые другие.

    Важное значение имеют подзаконные акты, которыми конкретизированы нормы гл. 5 ГК РФ, прежде всего в части определения особенностей участия публично-правовых образований в отдельных видах гражданско-правовых отношений и тех органов государственной власти и местного самоуправления, которые вправе выступать от имени Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований, в частности Указы Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" <1>, от 16 августа 2004 г. N 1082 "Вопросы Министерства обороны Российской Федерации" <2>; Постановление Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432 "О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом" <3>; Приказ Минюста России от 23 декабря 2005 г. N 247 "Об утверждении Устава федерального государственного учреждения "Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения" при Министерстве юстиции Российской Федерации" <4> и др.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2004. N 11. Ст. 945.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2004. N 34. Ст. 3538.

    <3> Собрание законодательства РФ. 2008. N 23. Ст. 2721.

    <4> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2006. N 6.

    Следует обратить внимание на то, что отдельные нормы гл. 5 ГК РФ были предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ. Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 5 июля 2005 г. N 297-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества "Центральная телекоммуникационная компания" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 124 Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> сделан имеющий важное практическое значение вывод, что оспариваемое положение п. 2 ст. 124 ГК РФ само по себе не определяет недостаточность бюджетного финансирования соответствующих расходов государства как такую его особенность, которая позволяет освобождать его от исполнения своих обязательств, и в системе действующего правового регулирования не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в его конкретном деле.

    --------------------------------

    <1>

    Указание же п. 2 ст. 124 ГК РФ на особенности публично-правовых образований, в силу которых к ним не могут быть применимы положения, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, означает прежде всего, что в гражданском законодательстве имеются специальные нормы, регулирующие участие данных субъектов в гражданских правоотношениях, а также правовые нормы о юридических лицах, которые не применимы к государству, государственным и муниципальным образованиям.

    Так, О.Е. Кутафин <1>, обобщая юридическую литературу по данной проблеме, выделил четыре позиции относительно вида правоспособности Российской Федерации и других публично-правовых образований. Одни авторы характеризуют ее как универсальную <2>, другие - как общую <3>, третьи - как специальную <4>, четвертые - как целевую <5>. Представляется, что третья и четвертая позиции наиболее соответствуют нынешнему положению дел в гражданском обороте. Данный вывод подтверждается и в Определениях Конституционного Суда РФ от 4 декабря 1997 г. N 139-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации о проверке конституционности Федерального закона "О переводном и простом векселе" <6> и от 1 октября 1998 г. N 168-О "По запросу Администрации Московской области о проверке конституционности части первой пункта 1 и пункта 2 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации" <7>, где отмечается, что Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной правоспособностью, которая в силу их публично-правовой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права - граждан и юридических лиц, преследующих частные интересы.

    --------------------------------

    <1> Кутафин О.Е. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования как субъекты гражданского права // Журнал российского права. 2007. N 1.

    <2> Гражданское право / Под общ. ред. Б.М. Гонгало, Т.И. Илларионовой, В.А. Плетнева. М., 1998. Ч. I. С. 140.

    <3> Гражданское право России / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1996. С. 112.

    КонсультантПлюс: примечание.

    Учебник "Гражданское право: В 2 т." (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2004 (2-е издание, переработанное и дополненное).

    <4> Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. Т. 1. С. 283.

    <5> Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1996. Ч. 1. С. 155.

    <6>

    <7> Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 1.

    В числе актов судебной практики немаловажное значение имеют Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации" <1>, от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <2> и др.

    --------------------------------

    <1> Вестник ВАС РФ. 2006. N 8.

    <2> Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

    Многие вопросы гражданско-правового регулирования отношений с участием Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований требуют дополнительной регламентации. В их числе:

    - не всегда однозначно можно определить, применяются ли нормы о юридических лицах к Российской Федерации, субъектам Федерации, муниципальным образованиям в отношениях, регулируемых гражданским законодательством (п. 2 ст. 124 ГК);

    - немало проблем с определением случаев, порядка участия и видов государственных органов, органов местного самоуправления, юридических лиц и граждан, выступающих от имени и по специальному поручению Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований (п. 3 ст. 125 ГК);

    - нет единого перечня имущества, которое может находиться только в государственной и муниципальной собственности и которым Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования не отвечают по своим обязательствам (п. 1 ст. 126, п. 3 ст. 212 ГК);

    - отсутствует федеральный закон об иммунитете государства и его собственности (ст. 127 ГК);

    - отсутствует федеральный закон, определяющий порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Федерации или муниципальных образований (п. 3 ст. 1151 ГК).

    Одной из наиболее проблемных ситуаций как в науке, так и в законодательстве и правоприменительной практике является определение правового положения органов государственной власти и органов местного самоуправления, выступающих как юридические лица публичного и частного права одновременно, т.е. выполняющих властные функции от имени государства и муниципальных образований и при этом выступающих как хозяйствующие субъекты - зарегистрированные юридические лица в основном в форме учреждений. При решении данных вопросов нередки коллизии между нормами публичного (конституционного, муниципального, финансового) права и частного (гражданского) права.

    Так, в науке сформировались две основные позиции относительно правоспособности органов государственной власти и местного самоуправления. Предлагается разграничивать деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления, наделенных гражданской правоспособностью от имени публично-правового образования, и деятельность названных органов как юридических лиц, выступающих в гражданском обороте от собственного имени. В результате действий органов государственной власти и органов местного самоуправления "участниками гражданских правоотношений становятся именно публично-правовые образования в целом, а не органы их исполнительной или законодательной власти либо органы местного самоуправления. Последние могут участвовать в гражданских правоотношениях самостоятельно, а не от имени соответствующего публично-правового образования только в роли финансируемых собственником государственных или муниципальных учреждений - юридических лиц с ограниченным вещным правом оперативного управления на закрепленное за ними имущество и под субсидиарную ответственность создавшего их публичного собственника" <1>. Другая позиция состоит в том, что органы государственной власти и органы местного самоуправления могут вступать в гражданский оборот, действуя и как необособленные юридические лица, являясь особыми представителями публично-правовых образований, и как юридические лица. Главное, что их действия обязывают публично-правовое образование и они действуют в пределах своей компетенции <2>.

    --------------------------------

    <1> Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. I. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004.

    <2> Гражданское право: Учебник. Т. 1. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1999. С. 175.

    Не всегда удается однозначно разграничить случаи выступления в обороте публично-правовых образований через органы государственной власти и местного самоуправления, зарегистрированные в качестве юридических лиц, и выступление таких юридических лиц в гражданском обороте от своего имени.

    На отсутствие в законодательстве ясности в отношении того, каковы правовые последствия выступления в гражданском обороте государства через его органы, которые одновременно являются юридическими лицами, указывается и в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации и проектов федеральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - Концепция), разработанной в соответствии с Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 29 (ч. 1). Ст. 3482.

    В Концепции говорится о том, что статус юридического лица может быть необходим органу государственной власти (например, министерству, ведомству, суду и т.п.) только для совершения сделок, направленных на обеспечение его внутрихозяйственной деятельности. Во всех остальных случаях следует исходить из того, что сделки соответствующего ведомства должны рассматриваться как действия органа публичной власти, т.е. самого соответствующего публично-правового образования.

    Наличие у органа власти статуса юридического лица не должно приводить к тому, что стороной совершенной им сделки по общему правилу признавалось бы это юридическое лицо, а не публично-правовое образование в целом. Такой подход не соответствует защите интересов участников гражданского оборота.

    Помимо прочего публично-правовое образование периодически преобразует свои органы, перераспределяет функции между ними, что влечет за собой реорганизацию или ликвидацию соответствующего юридического лица, статус которого присваивался упраздненному органу власти. При этом в случаях ликвидации возникает вопрос о правопреемстве между прежним органом и вновь созданным. С этой точки зрения "удвоение" субъектов сделки (публично-правовое образование в лице органа власти и юридическое лицо как частноправовая оболочка данного органа) вносит путаницу в гражданский оборот.

    Еще более сложной становится ситуация в случае, когда сделка такого ликвидированного или преобразованного юридического лица является недействительной.

    Концепцией предлагается считать единым субъектом прав и обязанностей само публично-правовое образование, которое должно им оставаться независимо от того, меняет ли оно свои органы, ликвидирует ли оно юридические лица, через которые указанные органы осуществляли сделки, реализуя правоспособность публично-правового образования. Предлагаются также использование конструкции "юридическое лицо публичного права", характерной для ряда европейских государств (Германия, Австрия), и внесение изменений в законодательство с целью запрета признания органов публичной власти (министерств, ведомств, федеральных служб и агентств и их территориальных управлений и подразделений и т.п.) юридическими лицами частного права, закрепления хозяйственных функций по обеспечению их деятельности за соответствующими подразделениями (управлениями делами, финансово-хозяйственными отделами и т.п.), которые в этих целях должны приобретать гражданско-правовой статус юридических лиц - государственных или муниципальных учреждений.

    Немало сомнений вызывает правовой статус государственных корпораций как некоммерческих организаций, которые государство наделяет на безвозмездной основе значительными имущественными средствами, иногда включающими в себя имущество, имеющее стратегическое значение для страны, а также "неприкосновенные" средства Стабилизационного фонда. С одной стороны, государственные корпорации, являясь частными юридическими лицами, обладают чрезвычайно широкими полномочиями, в том числе публичного характера, и во многих случаях выведены из сферы государственного контроля, а с другой стороны, государство, представляющее население всей страны, лишаясь права собственности, не приобретает взамен никаких преимуществ.

    Эти и другие вопросы требуют дополнительной проработки и решения в рамках Концепции, предложения которой в перспективе будут выражены в проектах федеральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ и другие законодательные акты.

    П.В.Крашенинников

    Вступительное слово к книге "Право собственности на землю:

    Постатейный комментарий главы 17 Гражданского кодекса

    Российской Федерации" / Под ред. П.В. Крашенинникова

    "Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю", - провозглашает Конституция Российской Федерации (ч. 1 ст. 36). Как известно, Основной Закон был принят на референдуме 12 декабря 1993 г. Однако вышеуказанное право долгое время не находило своего адекватного развития в виде соответствующих федеральных законов. Более того, при принятии Государственной Думой в 1994 г. части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс, ГК РФ) было найдено компромиссное решение об отсрочке вступления в силу главы "Право собственности и иные вещные права на землю". Напомним, что в первоначальной редакции ст. 13 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указывалось на то, что глава 17 Кодекса вводится в действие со дня введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ).

    Безусловно, такая отсрочка была шагом назад на пути кодификации гражданского законодательства о защите прав граждан и юридических лиц и упорядочения экономических отношений в стране. Однако это был вынужденный компромисс. Дело в том, что в Государственной Думе первого созыва (1993 г.) фракций и соответственно депутатов "левого" толка было больше, а они, как известно, категорически против даже упоминания о праве частной собственности, а тем более о частной собственности на землю. Автор данной статьи был свидетелем того, как левые фракции добивались искоренения слов "частная собственность" из текста комментируемого Кодекса. Только в одной статье (212), и то только из-за того, что она полностью воспроизводит конституционную норму, осталось ее упоминание. Естественно, при таком выборе - либо часть первая ГК РФ без главы 17, либо ничего - было принято решение об отсрочке введения в действие данной главы.

    В этой ситуации федеральное регулирование отношений по владению и распоряжению землями, использованию и охране земель во многом осуществлялось указами Президента РФ. До введения в действие главы 17 ГК РФ было издано более 20 указов ("О реализации конституционных прав граждан на землю" <1>, "О гарантиях собственникам объектов недвижимости в приобретении в собственность земельных участков под этими объектами" <2>, "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы" <3> и др.), разнородных по своему содержанию и создающих сложности для обеспечения реализации конституционных прав граждан Российской Федерации на землю. Были также приняты некоторые федеральные законы, лишь в малой степени заполняющие правовой вакуум в данной сфере ("О праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального строительства" <4>, "О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения" <5>, "О государственном земельном кадастре" <6> и др.).

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства Российской Федерации (далее - Собрание законодательства РФ). 1996. N 11. Ст. 1026; 1999. N 5. Ст. 651.

    <2> Собрание законодательства РФ. 1997. N 20. Ст. 2240; 1999. N 45. Ст. 5418.

    <3> Собрание законодательства РФ. 1993. N 44. Ст. 4191; 1999. N 5. Ст. 651; 1993. N 52. Ст. 5085.

    <4> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации (далее - Ведомости СНД и ВС РФ). 1993. N 1. Ст. 26.

    <5> Собрание законодательства РФ. 1998. N 29. Ст. 3399.

    <6> Собрание законодательства РФ. 2000. N 2. Ст. 149.

    Что же получили государство и общество при столь длительном отсутствии правового регулирования, данного в главе 17 ГК РФ? Ничего хорошего.

    Во-первых, отсутствовали реальное обеспечение и защита права собственности на землю как граждан, так и юридических лиц.

    Во-вторых, как говорится, свято место пусто не бывает. Федеральный правовой вакуум в рассматриваемой сфере быстро заполнили субъекты Российской Федерации. Трудно их в этом упрекать. Скорее, Федерация сама спровоцировала их к этому бесконечными и непродуктивными дискуссиями о предмете и необходимости принятия Земельного кодекса.

    Анализ актов земельного законодательства субъектов Федерации показывает, что они, с одной стороны, зачастую были приняты с превышением компетенции, а с другой - не создавали единое экономическое пространство, а скорее разрушали его, внедряя разные нормы по сходным отношениям.

    В-третьих, при отсутствии понятных правил, связанных с правом собственности на землю, говорить о привлечении инвестиций в российскую экономику просто не приходилось. И если отечественные инвесторы как-то пытались приспособиться, то иностранцы боялись вкладывать средства в российскую экономику, приобретать здания и сооружения, не понимая, как можно связываться с "воздушными замками" - объектами, юридически "туманно" связанными с землей, на которой они находятся.

    В-четвертых, правоприменительная практика, а особенно судебная практика арбитражных судов, показала, сколь затруднительно рассматривать споры, связанные с недвижимостью вообще и с земельными участками в частности. В таких спорах приходилось руководствоваться не положениями специальной главы, а общими положениями гражданского законодательства.

    В-пятых, не было реальной защиты от использования земли не по назначению. Не было ответственности, если использование участка осуществлялось с грубым нарушением правил рационального использования земли. Например, если использование земли приводило к серьезному ухудшению плодородия сельхозугодий.

    Теперь о мифах, связанных с рассматриваемой главой. В дискуссиях о необходимости принятия или непринятия данной главы очень часто использовались (и, к сожалению, используются до сих пор) термины и категории, которые не имеют отношения к ее предмету.

    Так, утверждения о том, что речь идет о приватизации земли, не имеют ничего общего ни с главой 17, ни в целом с Гражданским кодексом. Дело в том, что ГК РФ - это стабильный закон, который не затрагивает такие переходные положения, каковыми, безусловно, являются нормы о приватизации государственного или муниципального имущества. В Гражданском кодексе есть одна статья (217), которая указывает на то, что имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества. То есть речь идет о том, что государство может решать вопросы приватизации путем принятия специальных законов (о приватизации предприятий, жилья и земли). Других статей, посвященных приватизации, в Гражданском кодексе Российской Федерации нет.

    Зачастую говорилось о том, что глава 17 регулирует куплю-продажу или оборот земли. Это тоже неверно. Договор купли-продажи регулируется действующей с 1 марта 1996 г. главой 30 части второй ГК РФ, где предусмотрен и соответствующий параграф "Продажа недвижимости". Другие договоры, объектом которых может быть недвижимость, в том числе и земля, также регулируются специальными главами части второй ГК РФ (главой 31 "Мена", главой 32 "Дарение", главой 33 "Рента" и т.д.).

    Думается, ни для кого не секрет, что оборот земли давно существует. К примеру, за 1999 год учреждениями юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним было зарегистрировано более 700 тыс., за 2000 год - более 1 млн. сделок с землей. При этом сделки совершаются и регистрируются, а регулирование права собственности на землю на федеральном уровне появилось только в 2001 г. Такой дисбаланс являлся и одной из серьезных основ для коррупции.

    Достаточно часто утверждается, что глава 17 устанавливает правила, касающиеся только права собственности граждан. Это не совсем так. Данная глава в равной мере регулирует права государственных и муниципальных образований, граждан и юридических лиц.

    Обратимся к самой главе 17, т.е. к сути нормативных положений рассматриваемой главы. Нельзя не сказать, что основным автором этой главы является Станислав Антонович Хохлов, возглавлявший Российскую школу частного права и Исследовательский центр частного права при Президенте РФ. Активное участие в подготовке главы 17 принимали также профессора А.Л. Маковский и Е.А. Суханов <1>. Конечно же, текст проходил "обкатку" в Государственной Думе (в комитетах и рабочих группах), но содержание его сильно не изменилось.

    --------------------------------

    <1> Подробнее см.: Маковский А.Л. О Станиславе Антоновиче Хохлове // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.

    По количеству норм рассматриваемую главу можно сравнить с федеральным законом - она содержит 27 статей.

    При отсутствии этой главы действовали общие нормы гражданского законодательства, регулирующие право собственности на землю. Такое положение нельзя признать правильным.

    Представляется необходимым остановиться только на некоторых, самых принципиальных положениях главы 17: их нельзя применять в отрыве от Земельного кодекса РФ, принятого Государственной Думой 28 сентября 2001 г. <1>.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

    Три статьи главы 17, по существу, восстанавливают изъятое Указом Президента РФ из Земельного кодекса РСФСР право пожизненного наследуемого владения земельным участком. Впоследствии, с введением в действие Земельного кодекса РФ, получение гражданами земли на таком праве стало невозможным, более того, обладатели такого права могут оформить право собственности. В статьях ЗК РФ регулируются вопросы владения, пользования земельным участком, находящимся в пожизненном наследуемом владении. Аналогичные вопросы регулируются в статьях, посвященных праву постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. Вместе с тем глава 17 содержит очень важные нормы, посвященные праву ограниченного пользования чужим земельным участком. Так, данное право может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации.

    Теперь о самом праве собственности на земельный участок. Глава 17 определяет земельный участок как объект права. В ней устанавливается возможность гражданам свободно, без каких-либо разрешений бывать на не закрытых для общего доступа земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и использовать имеющиеся на этих участках природные объекты в пределах, допускаемых законом и иными правовыми актами, а также собственником соответствующего земельного участка. В тех случаях, когда земельный участок не огорожен либо его собственник иным способом ясно не обозначил, что вход на участок без его разрешения не допускается, любое лицо может пройти через участок при условии, что это не причинит ущерба или беспокойства собственнику. Отдельная статья рассматриваемой главы регулирует право застройки собственником земельного участка.

    Существенной представляется норма, регулирующая переход права на земельный участок при отчуждении находящихся на нем зданий или сооружений. Устанавливаются основания и порядок выкупа земельного участка для государственных и муниципальных нужд.

    Отдельно следует сказать о том, что глава 17 предусматривает основания ответственности собственников земельных участков. К таким основаниям относятся случаи, когда участок может быть изъят у собственника, если участок предназначен для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства и не используется для соответствующей цели в течение трех лет. Кроме того, земельный участок может быть изъят у собственника, если использование участка осуществляется с грубым нарушением правил рационального использования земли, установленных земельным законодательством, в частности, если участок используется не в соответствии с его целевым назначением или его использование приводит к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель либо значительному ухудшению экологической обстановки.

    Наряду с нормами главы 17 ГК РФ и ЗК РФ отношения по поводу владения, пользования и распоряжения земельными участками регламентируются Жилищным кодексом Российской Федерации, Федеральными законами от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" <1>, от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" <2>, от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", Законом РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах" <3>, Указом Президента РФ от 16 мая 1997 г. N 485 "О гарантиях собственникам объектов недвижимости в приобретении в собственность земельных участков под этими объектами" <4>, Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2008 г. N 234 "Об обеспечении жилищного и иного строительства на земельных участках, находящихся в федеральной собственности" <5>, Приказом Минюста России от 26 июля 2004 г. N 132 "Об утверждении Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации сервитутов на земельные участки" и др.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2003. N 24. Ст. 2249.

    <3> Собрание законодательства РФ. 1995. N 10. Ст. 823.

    <4> Собрание законодательства РФ. 1997. N 20. Ст. 2240.

    <5> Собрание законодательства РФ. 2008. N 14. Ст. 1424.

    П.В.Крашенинников

    Вступительное слово к книге "Авторские и смежные с ними

    права: Постатейный комментарий глав 70 и 71

    Гражданского кодекса Российской Федерации" / Под ред.

    П.В. Крашенинникова

    1 января 2008 г. вступила в силу часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и, как уже неоднократно отмечалось, стала заключительной частью этого Кодекса, подводящей некоторый итог процессу кодификации гражданского права и в целом частного права в Российской Федерации.

    Интеллектуальный труд не всегда был в России в цене. Сейчас, как никогда, обеспечению прав авторов уделено значительное внимание, особенно в законодательной сфере.

    О возросшем интересе говорят и цифры. Так, по данным Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, в 2008 г. число зарегистрированных программ для ЭВМ и баз данных по сравнению с 2007 г. увеличилось в среднем на 10 - 15% и составило 6086 и 441 соответственно, а количество зарегистрированных договоров в отношении данных объектов выросло более чем в 2 раза <1>.

    --------------------------------

    <1> Отчет Роспатента за 2008 год.

    В первый год действия части четвертой ГК РФ сборы авторского вознаграждения Российского авторского общества, получившего первым среди организаций по коллективному управлению имущественными правами авторов государственную аккредитацию, выросли с 1,5 млрд. до более 2 млрд. рублей. Правообладателям в 2008 г. было выплачено около 1 млрд. рублей. Общее число договоров, заключенных РАО с пользователями, превысило 15 тысяч, что составило 52-процентный прирост за последний год <1>.

    --------------------------------

    <1> Отчет Российского авторского общества за 2008 год.

    Защита интеллектуальных прав в Российской Федерации - сравнительно новая сфера гражданско-правового регулирования, существующая около 200 лет и более 500 лет в мире. Так, первым законом об охране интеллектуальных прав стала Декларация Венецианской республики 1474 г., в соответствии с которой каждый гражданин, сделавший машину, ранее не применявшуюся на территории государства, получал привилегию, по которой всем остальным запрещалось в течение 10 лет изготавливать подобные машины <1>. В России аналогичный закон был принят в 1812 г. - это Манифест о привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах.

    --------------------------------

    <1> См.: Матвеева Т.И. Международный трансфер интеллектуальной собственности. СПб., 1993. С. 10.

    "Первооткрывателем" в сфере авторского права стала Великобритания, где в 1710 г. Статут королевы Анны закрепил личное право автора на охрану опубликованного произведения сроком на 14 лет, который при жизни автора мог быть продлен еще на 14 лет.

    Первый специальный законодательный акт об авторском праве был принят в России в 1911 г. - Положение об авторском праве, соответствующее в ту пору мировым стандартам охраны <1> и отмененное после октябрьского переворота 1917 г. Основы авторского права 1925 г. в некоторой степени возродили в России исключительное право автора на произведение и установили 25-летний срок его охраны с момента первого издания или исполнения данного произведения.

    --------------------------------

    <1> Прежде всего Бернской конвенции по охране литературной и художественной собственности 1886 г., в которой в настоящее время участвует 150 стран. Россия присоединилась к данной Конвенции 13 марта 1995 г.

    Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. ознаменовали очередной этап развития кодификации гражданского законодательства, в том числе законодательства об интеллектуальной собственности. Их нормы создали предпосылки для присоединения в 1973 г. СССР ко Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г.

    Первые положения об интеллектуальных правах в условиях возрождающейся рыночной экономики были закреплены Законом РСФСР от 24 декабря 1990 г. N 443-1 "О собственности в РСФСР", ст. 4 которого предоставляла гражданам России исключительное право на распоряжение своими способностями к труду.

    31 мая 1991 г. были приняты Основы гражданского законодательства 1991 г., впервые определившие правовой режим отдельных объектов смежных прав, а в 1993 г. вступил в силу Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" <1>, действовавший вплоть до 1 января 2008 г., положения которого во многом имплементированы в гл. 69 - 71 части четвертой ГК РФ.

    --------------------------------

    <1> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации (далее - Ведомости СНД РФ и ВС РФ). 1993. N 32. Ст. 1242.

    Не рассматривая все новеллы части четвертой, хотелось бы остановиться в данном издании на отдельных вопросах авторских и смежных прав.

    Наиболее важным вкладом части четвертой ГК РФ в этой сфере стало приведение действующего законодательства в соответствие с отдельными международными договорами, что уже в 2008 г. позволило Российской Федерации присоединиться к Договорам ВОИС 1996 г. об авторском праве и об исполнениях и фонограммах, а также создать предпосылки для присоединения к Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее - ТРИПС) как обязательному условию вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО).

    Систематизация законодательства об авторском праве и смежных правах и об интеллектуальной собственности в целом, в том числе норм об обязательствах, позволила исключить многочисленные противоречия, например, между законодательством о произведениях и о программах для ЭВМ, базах данных, а также о других результатах интеллектуальной деятельности и средствах индивидуализации, расширить спектр договорных отношений (например, закрепить возможность полного отчуждения исключительного права на произведения, договора залога) и внедоговорных способов распоряжения исключительными правами, а также унифицировать с другими нормами гражданского законодательства о материальных объектах, работах, услугах и с другими отраслями права, регулирующими отношения в сфере интеллектуальной собственности.

    Основными новеллами для авторов и обладателей смежных прав стали:

    - ужесточение ответственности за нарушение исключительных прав, в частности закрепление возможности ликвидации юридического лица по требованию прокурора в случае неоднократного или грубого нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности;

    - закрепление новых видов объектов авторских и смежных прав, а именно персонажей, как объектов авторского права, смежных прав публикаторов, обнародовавших произведения, ставшие общественным достоянием, смежных прав на базы данных, не представляющих результат творческой деятельности;

    - унификация норм о коллективном управлении авторскими и смежными правами, в том числе введение государственной аккредитации и наделение организаций, получивших такую аккредитацию, дополнительными правами;

    - определение правового режима отдельных видов объектов, в частности проектов официальных документов, символов и знаков;

    - введение дополнительных мер защиты прав авторов служебных произведений, издательских и иных договоров;

    и некоторые другие.

    В предисловии хотелось бы лишь обратить внимание на некоторые вопросы, возникшие в переходный период до вступления в силу части четвертой.

    Во исполнение отдельных положений части четвертой ГК РФ принят целый ряд подзаконных актов, в том числе Постановления Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 988 "Об утверждении Правил сбора, распределения и выплаты вознаграждения исполнителям и изготовителям фонограмм за использование фонограмм, опубликованных в коммерческих целях" <1>, от 29 декабря 2007 г. N 992 "Об утверждении Положения о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами" <2> вместе с Приказом Минкультуры России от 19 февраля 2008 г. N 30 "О типовом уставе аккредитованной организации по управлению правами на коллективной основе", от 19 апреля 2008 г. N 285 "Об утверждении Правил выплаты автору вознаграждения при публичной перепродаже оригиналов произведений изобразительного искусства, авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений" <3>, от 24 декабря 2008 г. N 1020 "О государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, зарегистрированные топологию интегральной микросхемы, программу для ЭВМ, базу данных и перехода без договора исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, зарегистрированные топологию интегральной микросхемы, программу для ЭВМ, базу данных" <4>, от 22 апреля 2009 г. N 342 "О некоторых вопросах регулирования закрепления прав на результаты научно-технической деятельности" <5>.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 2. Ст. 112.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2008. N 2. Ст. 114.

    <3> Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1880.

    <4> Собрание законодательства РФ. 2009. N 2. Ст. 225.

    <5> Собрание законодательства РФ. 2009. N 18 (ч. 2). Ст. 2242.

    В 2008 - 2009 гг. приняты административные регламенты, которыми определены порядок и условия государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности, подлежащих государственной регистрации, отчуждения исключительного права на такой результат по договору, залога этого права и предоставления права использования, а равно и перехода исключительного права на такой результат без договора, в частности Административный регламент по регистрации договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, охраняемые программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, а также договоров коммерческой концессии на использование объектов интеллектуальной собственности, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации, утвержденный Приказом Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. N 321 <1>; Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на государственную регистрацию программы для электронных вычислительных машин и заявок на государственную регистрацию базы данных, их рассмотрения и выдачи в установленном порядке свидетельств о государственной регистрации программы для ЭВМ или базы данных, утвержденный Приказом Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. N 324 <2>, а также Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению ведения реестров зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности, публикации сведений о зарегистрированных объектах интеллектуальной собственности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах, о действии, прекращении действия и возобновлении действия правовой охраны в отношении объектов интеллектуальной собственности, передаче прав на охраняемые объекты, об официальной регистрации объектов интеллектуальной собственности, утвержденный Приказом Минобрнауки России от 12 декабря 2007 г. N 346 <3>.

    --------------------------------

    <1>

    <2> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2009. N 5.

    <3> Российская газета. N 134. 25.06.2008.

    Несмотря на вступление в силу части четвертой ГК РФ, законодательство в сфере интеллектуальной собственности не стоит на месте. Продолжается процесс работы по присоединению Российской Федерации ко Всемирной торговой организации.

    На уточнение отдельных положений части четвертой ГК РФ и обеспечение их полного соответствия требованиям вышеназванного международного договора направлен проект Федерального закона "О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации", внесенный Правительством РФ в Государственную Думу. Предлагаемые проектом изменения затрагивают сферу свободного использования прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Это общие положения ст. 1229 Кодекса об условиях ограничения исключительных прав на объекты авторского права, смежных прав, направленных на согласование с отдельными статьями Соглашения ТРИПС (ст. 13, 17, 26, 30), ограничения, затрагивающие случаи свободного воспроизведения произведений (ст. 1273 ГК). Кроме того, изменения, вносимые в ст. 1299 ГК РФ, исключают возможность освобождения от ответственности производителей технических средств, предназначенных для устранения технических мер защиты авторских прав.

    В рамках разработанной в соответствии с Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" Концепции совершенствования разд. VII Гражданского кодекса РФ "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" наметились следующие шаги по развитию гражданского законодательства в этой сфере. Предлагается "скорректировать перечень ограничений исключительного права с тем, чтобы установить точный список случаев и условий свободного использования объектов авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях. Высказана позиция о необходимости приравнять использование объектов авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях к случаям их передачи в эфир или по кабелю (п. 1 ст. 1274 ГК РФ).

    Серьезного внимания требует регулирование использования библиотеками объектов авторских и смежных прав в электронной форме, в том числе в информационно-телекоммуникационных сетях. Обеспечение правомерного функционирования электронных библиотек важно в образовательных и научных целях, особенно это актуально для отдаленных районов России.

    Одним из важнейших вопросов, без решения которого невозможно обеспечить эффективную защиту результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях, является определение условий привлечения к ответственности лиц, обеспечивающих доступ к таким сетям, функционирование ресурсов в сети и размещение на них соответствующих объектов ("провайдеров"). Провайдер должен нести ответственность за размещение в сети без согласия правообладателя соответствующего результата интеллектуальной деятельности, но только при четком определении в законе условий применения такой ответственности. В этом случае правообладатель будет гарантированно иметь эффективный инструмент пресечения нарушений его прав, так как провайдер будет обязан оперативно реагировать на его претензии под угрозой привлечения к ответственности за нарушение исключительного права. В то же время провайдер будет в достаточной мере защищен против предъявления к нему необоснованных претензий, так как действия, которые он должен предпринять, будут ему заранее известны".

    За сравнительно небольшой период, прошедший с момента вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса РФ, только начинает складываться судебная практика, и, безусловно, важнейшим правоприменительным документом - "руководством" для судебной практики - стало совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, пришедшее на смену Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" <2>, которое может быть применено только в части, не противоречащей действующему законодательству.

    --------------------------------

    <1> Российская газета. N 70. 22.04.2009.

    <2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 8.

    П.В.Крашенинников

    Вступительное слово к книге "Залог, банковская гарантия

    и другие способы обеспечения исполнения обязательств:

    Постатейный комментарий главы 23 Гражданского кодекса

    Российской Федерации" / Под ред.

    Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинникова

    Нестабильность экономического оборота связана не только и не столько с глобальным экономическим кризисом. К сожалению, уже становится традиционной (чуть ли не закладывается в цену товара или услуги) неисполнительность продавцов и покупателей, заказчиков и подрядчиков, а также нанимателей, заемщиков и т.д. и т.п. "Разумеется, юридическая наука не может выработать рекомендации по производственным, технологическим и иным материальным проблемам, - считал О.А. Красавчиков. - Это дело других наук" <1>. Однако правовая наука может предложить юридические приемы, использование которых в совокупности с иными средствами в какой-то мере способствовало бы надлежащей организации оборота. При этом неудовлетворительное состояние договорной дисциплины - это не только современное явление. Не случайно во времена существования Советского Союза о ней говорили с трибуны съездов компартии, которая в то время была высшей властью в стране, обсуждалась она на пленумах ЦК КПСС. С целью укрепления договорной дисциплины принимались разного рода резолюции, совместные постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, а также другие партийные и государственные документы. В наши дни соответствующая проблема не только имеет экономическое и юридическое значение, она приобрела ярко выраженный политический характер. Создание условий (в том числе юридического свойства), которые способствовали бы организации надлежащего исполнения обязательств, имеет большое значение для нормализации экономического оборота в стране.

    --------------------------------

    <1> Красавчиков О.А. Договорная дисциплина: сущность и основные компоненты // Договорная дисциплина в советском гражданском праве: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск, 1985. С. 5.

    На практике нередко возникают споры о взыскании неустойки, об обращении взыскания на заложенное имущество, о привлечении к ответственности поручителя, а также иные споры, связанные с применением норм гражданского законодательства об обеспечении обязательств. В связи с этим необходимо анализировать судебную практику с целью выработать рекомендации по правильному применению новейшего гражданского законодательства вообще и обеспечения исполнения обязательств в частности.

    Нельзя не указать на то, что институт обеспечения обязательств формировался вместе с обязательственным правом. Основополагающие идеи были сформулированы еще римскими юристами. В формировании и развитии этого учения велика заслуга русских юристов, творивших до 1917 г. Среди них Д.И. Мейер, Г.Ф. Шершеневич, И.А. Покровский, В.М. Хвостов и др. Много положительного было сделано в соответствующей сфере в советский период. Особо значимы работы М.И. Брагинского, Т.И. Илларионовой, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, В.К. Райхера.

    В литературе того времени способы обеспечения обязательств чаще всего анализировались применительно к хозяйственным отношениям.

    В настоящее время наряду с экономической деятельностью рассматриваемые отношения складываются и с участием потребителей в социальных связях, возникающих по поводу пользования жилищем, и т.п. Поэтому требуется иной ракурс (более широкий подход), нежели преобладавший ранее.

    Традиционно в цивилистической литературе достаточно обстоятельно рассматриваются способы обеспечения обязательств. В то же время не все сделанные по этому поводу высказывания можно признать удовлетворительными. Наконец, требуется выработать адекватное отношение к предложениям о введении в систему российского гражданского права способов обеспечения обязательств, существующих в иных правовых системах.

    С учетом изложенного в предлагаемом комментарии исследуются такие понятия, как "обеспечение обязательств" и "способы обеспечения обязательств", анализируются имеющиеся законоположения об обеспечении обязательств (неустойка, залог, удержание, поручительство, банковская гарантия и задаток), рассматриваются способы обеспечения, которые законом не предусмотрены, однако ему и не противоречат, и т.д.

    Наиболее важные положения об обеспечении обязательств сосредоточены в гл. 23 Гражданского кодекса (далее - ГК) РФ, объединяющей ст. 329 - 381. Именно здесь дается понятие неустойки, указываются ее виды, весьма обстоятельно характеризуется залог, регламентируются отношения, возникающие по поводу поручительства и банковской гарантии, и т.д.

    Конкретизация норм гл. 23 ГК РФ представлена в федеральных законах, в частности, законная неустойка установлена Жилищным кодексом (далее - ЖК) РФ, Земельным кодексом (далее - ЗК) РФ, Семейным кодексом (далее - СК) РФ, Федеральными законами от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" <1> и др.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3105.

    Залогу недвижимого имущества посвящены Федеральные законы от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" <1>, от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" <2>. Порядок государственной регистрации ипотеки конкретизирован Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <3>, а также Приказом Минюста России от 15 июня 2006 г. N 213 "Об утверждении Инструкции о порядке государственной регистрации ипотеки объектов недвижимого имущества" <4> и другими нормативными правовыми актами.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 29. Ст. 3400.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2004. N 34. Ст. 3532.

    <3> Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

    <4> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2006. N 27.

    Нормы комментируемой главы в отличие от других глав ГК РФ, посвященных общим положениям об обязательствах, не остаются без внимания законодателя в части их изменения. Так, Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 15-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" <1> отменил требование лицензирования деятельности ломбардов, предусмотренное п. 1 ст. 358 ГК РФ. Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 213-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" <2> исключил необходимость нотариального удостоверения договора об ипотеке. Федеральный закон от 26 июня 2007 г. N 118-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части приведения их в соответствие с Земельным кодексом Российской Федерации" <3> закрепил, что объектом вещных прав на землю может быть только земельный участок, но не его часть. Принятие Федерального закона о ломбардах повлекло изменения в ст. 358 ГК РФ (Федеральный закон от 19 июля 2007 г. N 197-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ломбардах" <4>).

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2003. N 2. Ст. 167.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 39.

    <3> Собрание законодательства РФ. 2007. N 27. Ст. 3213.

    <4> Собрание законодательства РФ. 2007. N 31. Ст. 3993.

    Наиболее существенные изменения последовали с принятием Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 306-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество" <1>. Некоторые статьи ГК РФ приобрели новую редакцию, например ст. 349, 350. Изменения коснулись оснований обращения взыскания на предмет залога в судебном и внесудебном порядке, например, предусмотрено обязательство залогодержателя направить залогодателю уведомление о начале обращения взыскания на предмет залога во внесудебном порядке.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2009. N 1. Ст. 14.

    Важное значение для применения норм гл. 23 ГК РФ имеют информационные письма и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, в том числе Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя" <1>, Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" <2>, информационные письма Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" <3>, от 15 января 1998 г. N 26 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге" <4>, от 15 января 1998 г. N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии" <5>, от 20 января 1998 г. N 28 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве" <6>, от 21 января 2002 г. N 67 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами" <7>, от 28 января 2005 г. N 90 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке" <8> и др.

    --------------------------------

    <1> Экономика и жизнь. 2009. N 34.

    <2> Вестник ВАС РФ. 2009. N 6.

    <3> Вестник ВАС РФ. 1997. N 9.

    <4> Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.

    <5> Там же.

    <6> Там же.

    <7> Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

    <8> Вестник ВАС РФ. 2005. N 4.

    Б.М.Гонгало,

    П.В.Крашенинников

    Вступительное слово к книге "Товарный знак: Постатейный

    комментарий статей 1477 - 1515 Гражданского кодекса

    Российской Федерации" / Под ред. П.В. Крашенинникова

    Нормативная правовая база о товарных знаках начала формироваться в середине XIX в. В 1857 г. был принят первый закон о товарных знаках во Франции, а в 1883 г. было заключено первое международное соглашение, регулирующее отношения по поводу товарных знаков, - Парижская конвенция об охране промышленной собственности 1883 г.

    В 1891 г. было подписано Мадридское соглашение о международной регистрации знаков, к которому присоединилась и Россия, страны - участники данного Соглашения образовали специальный союз по международной регистрации знаков.

    В России первым законом о товарных знаках стал Закон от 26 февраля 1896 г. "О товарных знаках (фабричных и торговых марках и клеймах)", которым товарными знаками признавались всякого рода знаки, выставляемые промышленниками и торговцами на товарах или на упаковке и посуде, в которых они хранились, для отличия их от товаров других промышленников и торговцев, например: клейма, тавра, печати, пломбы, капсюли, метки (вытканные и вышитые), этикетки, виньетки, девизы, ярлыки, обложки, рисунки, упаковки оригинальных видов и т.п.

    Современное законодательство о товарных знаках охватывает нормы части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс, ГК РФ) (§ 2 гл. 76), некоторые другие законодательные акты, в частности, Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, а также целый ряд подзаконных актов, принятых по большей части Правительством РФ, Министерством образования и науки РФ, в том числе Постановления Правительства РФ от 24 декабря 2008 г. N 1020 "О государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, зарегистрированные топологию интегральной микросхемы, программу для ЭВМ, базу данных и перехода без договора исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, зарегистрированные топологию интегральной микросхемы, программу для ЭВМ, базу данных" <2>, от 10 декабря 2008 г. N 941 "Об утверждении Положения о патентных и иных пошлинах за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, с государственной регистрацией товарного знака и знака обслуживания, с государственной регистрацией и предоставлением исключительного права на наименование места происхождения товара, а также с государственной регистрацией перехода исключительных прав к другим лицам и договоров о распоряжении этими правами" <3>, Приказы Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. N 321 "Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по регистрации договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, охраняемые программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, а также договоров коммерческой концессии на использование объектов интеллектуальной собственности, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации" <4>, от 12 декабря 2007 г. N 346 "Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению ведения реестров зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности, публикации сведений о зарегистрированных объектах интеллектуальной собственности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах, о действии, прекращении действия и возобновлении действия правовой охраны в отношении объектов интеллектуальной собственности, передаче прав на охраняемые объекты, об официальной регистрации объектов интеллектуальной собственности" <5>.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5497.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2009. N 2. Ст. 225.

    <3> Собрание законодательства РФ. 2008. N 51. Ст. 6170.

    <4> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2009. N 22.

    <5> Российская газета. N 134. 25.06.2008.

    Следует указать на то, что, к сожалению, до сих пор не принят Административный регламент, определяющий особенности подачи и рассмотрения заявки на товарный знак, в связи с чем действует Приказ Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее - Роспатент) от 5 марта 2003 г. N 32 "О Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания" <1>. Кроме того, Роспатентом применяются и другие акты, многие из которых приняты до вступления в силу части четвертой ГК РФ и действуют в части, не противоречащей ей, а именно Приказы Роспатента от 19 августа 2008 г. N 94 "Об утверждении Временного порядка организации работ по рассмотрению заявлений о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в случае его превращения в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида" <2>, от 17 марта 2000 г. N 38 "Об утверждении Правил признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации" <3>, от 7 апреля 2008 г. N 49 "Об организации работ по рассмотрению заявлений о признании товарного знака или обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком" <4>, от 8 августа 2006 г. N 90 "Об утверждении форм свидетельства на товарный знак (знак обслуживания), свидетельства на коллективный знак, свидетельства на общеизвестный товарный знак, свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара и форм приложений к упомянутым свидетельствам" <5>, от 3 марта 2003 г. N 28 "О Правилах принятия решения о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака и знака обслуживания в случае ликвидации юридического лица - обладателя исключительного права на товарный знак или прекращении предпринимательской деятельности физического лица - обладателя исключительного права на товарный знак" <6>.

    --------------------------------

    Немаловажное значение имеют также информационные письма и иные разъяснения Роспатента, в частности, информационное письмо Роспатента от 20 мая 2009 г. N 3 "Об определении заинтересованности лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием" <1>, письмо Роспатента "Разъяснение для заявителей и патентных поверенных, касающееся порядка уплаты пошлины за проведение экспертизы обозначения, заявленного в качестве товарного знака" <2>, информационное сообщение Роспатента от 20 мая 2009 г. N 4 "По вопросу о регистрации товарных знаков и промышленных образцов, содержащих олимпийскую символику" <3>.

    --------------------------------

    Наряду с актами внутреннего законодательства важное значение имеют международные договоры, в которых участвует Российская Федерация, а именно уже упомянутые Парижская конвенция об охране промышленной собственности 1883 г., Мадридское соглашение о международной регистрации знаков 1891 г., а также Ниццкое соглашение о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков 1957 г., Сингапурский договор о законах по товарным знакам 1994 г. Последний Российская Федерация ратифицировала в 2009 г. Федеральным законом от 23 мая 2009 г. N 98-ФЗ "О ратификации Сингапурского договора о законах по товарным знакам" <1>.

    --------------------------------

    Ратификация Сингапурского договора о законах по товарным знакам первоначально породила противоречие ст. 1501 ГК РФ со ст. 14(2) Сингапурского договора и Правилом 9 Инструкции к Сингапурскому договору, которым предусмотрены послабления в случае несоблюдения заявителем сроков, связанных с регистрацией товарного знака, а именно продление соответствующего срока, продолжение процедуры или восстановление прав заявителя. Положениями ст. 14(2)(iii) Договора и Правила 9(3) Инструкции к Договору предусмотрены следующие условия для послабления в форме восстановления прав:

    - несоблюдение срока произошло, несмотря на принятие заявителем надлежащих мер, или (по выбору договаривающейся стороны) такая задержка была непреднамеренной;

    - ходатайство о восстановлении прав подано в течение установленного договаривающейся стороной срока. В соответствии с Правилом 9(3)(c) такой срок не может быть менее шести месяцев.

    На основании Федерального закона "О внесении изменения в статью 1501 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (об увеличении сроков, связанных с проведением экспертизы заявки на товарный знак) срок для подачи ходатайства о восстановлении срока изменен с двух до шести месяцев.

    Нуждается в изменении и ст. 1483 ГК РФ, которая исключает возможность отказа в государственной регистрации товарного знака, тождественного доменному имени, права на которое возникли до даты приоритета товарного знака. Такое изменение, как отмечается в пояснительной записке к проекту Федерального закона "О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации", необходимо в связи с тем, что Соглашение ТРИПС не относит доменное имя к числу охраняемых объектов, а следовательно, нет оснований для противопоставления его товарному знаку. Пока Российская Федерация не присоединилась к Соглашению ТРИПС, соблюдение положений которого является условием вступления нашей страны в ВТО.

    При применении законодательства о товарных знаках важную роль играют акты Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, разработанные как до вступления в силу части четвертой ГК РФ, так и после, прежде всего Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, а также информационные письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" <2>, Президиума ВАС РФ от 29 июля 1997 г. N 19 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак" <3> и др.

    --------------------------------

    <1> Российская газета. N 70. 22.04.2009.

    <2> Вестник ВАС РФ. 2008. N 2.

    <3> Российская газета (Ведомственное приложение). N 66. 04.04.1998.

    Товарный знак последние 10 лет является одним из наиболее распространенных средств индивидуализации, требующих процедуры государственной регистрации, причем не только в Российской Федерации, но и в целом мире. Так, ежегодно растет число регистрируемых Роспатентом товарных знаков, с 2004 г. оно выросло более чем на 30% (в 2004 г. зарегистрировано более 27 тыс. товарных знаков, а в 2008 г. - более 36 617) (для сравнения: в 2007 г. - 30 724 зарегистрированных товарных знака).

    При этом наличие сложившейся нормативной правовой базы, правоприменительной практики не снимает целого ряда правовых проблем, обозначенных еще до 1 января 2008 г. Так, Постановлениями Правительства РФ от 4 июля 2002 г. N 494 "О товарных знаках на алкогольную и спиртосодержащую продукцию" <1>, от 26 февраля 2009 г. N 175 "О восстановлении и защите прав Российской Федерации на товарные знаки за рубежом" <2> закреплена принадлежность целого ряда товарных знаков за Российской Федерацией, в то время как обладателем исключительного права на товарный знак, согласно ст. 1478 ГК РФ, может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 27. Ст. 2706.

    <2> Собрание законодательства РФ. 2009. N 9. Ст. 1133.

    Немало споров и проблем правоприменительного характера вызывает территориальное ограничение применения принципа исчерпания исключительного права на товарный знак, предусмотренного ст. 1487 ГК РФ.

    До сих пор не решен вопрос о совладении исключительным правом на товарный знак, не относящийся к категории коллективных. С одной стороны, согласно п. 2 ст. 1229 ГК РФ исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно, а с другой стороны, механизм регистрации товарного знака в отношении нескольких правообладателей отсутствует. Эти и другие проблемы могут быть решены при реализации Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации и проектов федеральных законов о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, разработанной в соответствии с Указом Президента РФ N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> и утвержденной Президентом РФ 7 октября 2009 г.

    --------------------------------

    <1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 29 (ч. 1). Ст. 3482.

     


    Рейтинг@Mail.ru
    eXTReMe Tracker