АВЕНЮ


Главная "Авеню" >> Электронная библиотека 

Главы из книги НАСТОЛЬНАЯ КНИГА СУДЬИ ПО СПОРАМ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ

1. Общие положения
1.1.Право собственности: понятие, формы, ограничения
1.2. Подведомственность и подсудность споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав
1.3. Надлежащий способ защиты права собственности
1.4. Сила ранее состоявшихся решений по искам о правах на имущество

2. Споры, связанные с приобретением права собственности
2.1. Основания и момент приобретения права собственности (общие положения)
2.2. Момент и способ приобретения права собственности на вещь добросовестным приобретателем
2.3. Последствия нарушения права преимущественной покупки

3. Споры, связанные с применением правил о приобретательной давности
3.1. Понятие и признаки приобретательной давности
3.2. Течение срока приобретательной давности в отношении государственного имущества
3.3. Защита давностного владения
3.4. Течение срока приобретательной давности при наличии оснований к виндикации
3.5. Процессуальный способ установления права собственности в силу приобретательной давности
3.6. Установление права собственности в силу приобретательной давности и государственная регистрация

4.Споры, связанные с самовольной постройкой
4.1. Истец по делу о сносе самовольной постройки
4.2. Судьба акта государственной регистрации при вынесении решения о сносе самовольной постройки
4.3. Ответчик по иску о сносе самовольной постройки
4.4. Лицо, за которым может быть признано право собственности на самовольную постройку
4.5. Условия признания права собственности на самовольную постройку
4.6. Условия признания права собственности на самовольную постройку за наследниками
4.7. Самовольная реконструкция
4.8. Защита прав при нарушениях, связанных с созданием (изменением) объектов, в результате которых не возникла новая недвижимая вещь
4.9. Объект незавершенного строительства как самовольная постройка
4.10. Действие правил о самовольной постройке во времени

5. Споры об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикации)
55.1. Ответчик по виндикационному иску
5.2. Обеспечительные меры по виндикационному иску
5.3. Соотношение виндикации с другими требованиями о передаче имущества
5.4. Применение правил о добросовестном приобретении при предъявлении иска о признании сделок недействительными
5.5. Средства доказывания истцом своего права собственности на истребуемое имущество
5.6. Возмездность приобретения как обстоятельство, препятствующее виндикации
5.7. Понятие добросовестного приобретателя
5.8. Выбытие имущества помимо воли собственника как обстоятельство, позволяющее истребовать вещь от добросовестного приобретателя
5.9. Влияние порочности титула истца на разрешение вопроса о виндикации
5.10. Множественность лиц на стороне ответчика в виндикационном иске
5.11. Виндикация доли в праве общей долевой собственности
5.12. Эвикция
5.13.Споры о признании торгов недействительными

6.Споры об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения (негаторный иск)
6.1. Негаторный иск: понятие, основания удовлетворения
6.2. Применение негаторного иска для сноса зданий, строений, сооружений
6.3. Способы принуждения по негаторному иску
6.4.. Влияние воли прежнего собственника, ограниченного в использовании имущества, на удовлетворение негаторного иска
6.5. Исковая давность по негаторному требованию

7.. Споры об освобождении имущества от ареста
7.1. Освобождение имущества от ареста: надлежащий способ защиты и субъект требования
7.2. Подведомственность дел об освобождении имущества от ареста и ответчики по нему

8. Споры о правах на недвижимое имущество
8.1. Понятие зарегистрированного права, способы его преодоления
8.2. Ответчик по иску об оспаривании зарегистрированных прав
8.3. Обязанность истца по предоставлению сведений о регистрации прав
8.4. Досудебный порядок урегулирования споров о преодолении зарегистрированных прав
8.5. Судебный порядок разрешения споров, связанных с преодолением зарегистрированных прав
8.6. Исковая давность по требованиям об оспаривании зарегистрированных прав
8.7. Иск о признании права собственности
8.8. Влияние отсутствия факта государственной регистрации перехода права собственности на силу договора и правовое положение приобретателя
8.9. Иск о государственной регистрации перехода права собственности и заявление об оспаривании отказа в регистрации перехода права собственности
8.10. Иск о регистрации сделки
8.11. Исковая давность по требованию о государственной регистрации сделки или перехода права собственности
8.12. Разрешение споров, связанных с расторжением договоров продажи недвижимости, по которым осуществлена государственная регистрация перехода права собственности

9. Споры о правах на земельные участки, на которых расположены многоквартирные дома
9.1. Основание и момент возникновения права собственности на земельный участок, на котором расположен многоквартирный жилой дом
9.2. Осуществление и защита прав на земельный участок под многоквартирным жилым домом

 

Авторы:   Потапенко Сергей Викторович, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, судья высшего квалификационного класса, председатель Волгоградского областного суда.
               Зарубин Алексей Валентинович, кандидат юридических наук, доцент, председатель судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда.Под редакцией           С.В. ПОТАПЕНКО 


Последние новости сайта
2016-12-02    Федеральный закон от 30.11.2016 N 402-ФЗ О внесении изменения в статью 333.35 части второй Налогового кодекса Российской Федерации
C 1 января 2017 года Размеры государственной пошлины, установленные настоящей главой за совершение юридически значимых действий в отношении физических лиц, применяются с учетом коэффициента 0,7 в случае подачи заявления о совершении указанных юридически значимых действий и уплаты соответствующей государственной пошлины с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг, региональных порталов государственных и муниципальных услуг и иных порталов, интегрированных с единой системой идентификации и аутентификации."

Все новости

Выбытие имущества помимо воли собственника как обстоятельство, позволяющее истребовать вещь от добросовестного приобретателя

Главная "Авеню" >> Электронная библиотека >> НАСТОЛЬНАЯ КНИГА СУДЬИ ПО СПОРАМ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ
                          >> Судебная практика

 

Выбытие имущества помимо воли собственника как обстоятельство, позволяющее истребовать вещь от добросовестного приобретателя

 

39. По смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

На первый взгляд, воля представляется чем-то аморфным, отстраненным от объективной действительности и входящим в предмет исследования только психологов и философов. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что воля имеет важное правовое значение, и прежде всего как условие возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. В частности, воля должна учитываться при разрешении вопроса о возможности истребования имущества от добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ, абз. 1 п. 39 Постановления Пленума N 10/22).

Учет воли при разрешении коллизии интересов собственника и добросовестного приобретателя необходим для определения того, кому грозит меньшее зло в случае удовлетворения иска и отказа в нем. При этом считается, что меньшее зло причиняется тому, кому проще будет взыскать убытки со своего контрагента. Так, А.П. Сергеев  пишет, что если имущество выбывает из владения собственника по его воле, то он должен знать лицо, которому передает имущество, следовательно, он имеет возможность взыскать с этого лица убытки в случае отказа в возврате вещи. Добросовестный же приобретатель меньше знает лицо, у которого он приобрел имущество, а потому оказался в худшем, чем собственник, положении, так как имел бы меньше шансов возместить свои убытки. "Если же имущество выбывает из владения собственника помимо его воли, то он оказывается в худшем положении, чем добросовестный приобретатель, так как собственник может и не знать лицо, завладевшее его имуществом, следовательно, он будет лишен возможности взыскать с него свои убытки. В отличие от собственника добросовестный приобретатель должен знать своего контрагента, а потому может потребовать возмещения убытков с него."

 

Объяснение учету воли дается и применительно к тому, что она определяет более осмотрительное, разумное лицо в ситуации, при которой вещь оказывается у несобственника. С.К. Ханашевич пишет на этот счет, что при хищении у собственника нельзя упрекать его в выбытии вещи из его владения, даже если он хранил вещь небрежно. При потере же имущества безупречность действий собственника может оказываться под сомнением в зависимости от обстоятельств, при которых вещь была потеряна. Но собственник, так же как и при хищении, по большей части не знает, кто присвоил находку, а следовательно, он также лишен возможности добиться возмещения убытков. Если вещь, - продолжает С.К. Ханашевич, - была передана другому лицу и оно произвело незаконное отчуждение вещи, то налицо вина собственника в неправильном выборе контрагента, если только собственник не оказался во власти крайней необходимости в отношении этого выбора.

 

Нами кратко описаны только две теории, объясняющие учет воли при виндикации, хотя их намного больше <1>. Надо признать, что ни одна из них не должна считаться истиной в последней инстанции, тем не менее знание их необходимо. Это помогает понять природу отношений по виндикации, уяснить, как устанавливается баланс интересов собственника и добросовестного приобретателя, какую роль при этом играет фактор воли.

--------------------------------

<1> См.: Трепицин И.Н. Переход права собственности на движимое имущество посредством передачи и соглашения. С. 75 - 78.

 

В соответствии с абз. 2 п. 39 Постановления Пленума N 10/22 недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли.

В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Определение сделки через действие, имеющее направленность, означает, что ей придается значение как волевому акту. Соответственно, только при наличии воли мы можем говорить о существовании сделки, ее юридической силе.

Статья 166 ГК РФ предусматривает возможность признания сделки недействительной. Поскольку воля является элементом сделки, а сделка признана недействительной, иногда приходят к выводу о том, что воли не было вовсе. Такой вывод представляется неверным по следующим причинам.

Недействительность сделки означает, что она не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью (п. 1 ст. 167 ГК РФ). Таким образом, недействительность сделки не перечеркивает фактического существования всех элементов (воли, формы, содержания и др.), входящих в ее состав, а только указывает, что их совокупности не придается значения как юридическому факту, порождающему гражданское правоотношение. Например, если сделка признается недействительной по основанию, предусмотренному ст. 168 ГК РФ, то это не значит, что не было воли, сделка была облечена не в надлежащую форму и т.п. Мы можем говорить лишь о том, что содержание сделки в данном случае носило противоправный характер. То есть порочным был один из элементов сделки. Остальные элементы сделки, в том числе волю, недействительность не затронула. Однако надо принимать во внимание, что существует группа недействительных сделок, недействительность которых вызвана пороками воли. К ним относятся сделки под влиянием заблуждения, обмана, насилия и др. <1>. В этом случае действительно страдает воля лица.

--------------------------------

<1> См.: Потапенко С.В., Зарубин А.В. Недействительность сделок с пороками воли, вызванными виновным поведением контрагента либо иных лиц // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). 2008. N 3 (59). С. 123 - 127.

 

Таким образом, недействительность сделки не влечет автоматического отрицания существования всех ее элементов, в том числе воли. Исключение составляют некоторые сделки с пороками воли.

Большинство ученых сходятся в том, что к сделкам с пороками воли относятся сделки под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угроз, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с представителем другой стороны, а также кабальные сделки. Некоторые добавляют к ним мнимые и притворные сделки; сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими, и некоторые другие. Объединяет все эти сделки то, что их недействительность вызвана отклонениями в формировании воли или (и) ее изъявлении <1>.

--------------------------------

<1> См. подробнее: Зарубин А.В. Недействительность сделок с пороками воли: дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003.

 

Поскольку ст. 302 ГК РФ обращается к воле, описывая характер выбытия имущества, а сделки с пороками воли очень хорошо подходят на роль юридических фактов, свидетельствующих о выбытии имущества помимо воли, ученые пытаются найти взаимосвязь этих явлений. Так, С.В. Моргунов писал, что одной из причин недействительности сделки может быть ее совершение с пороками воли (например, под влиянием заблуждения, обмана) либо помимо воли лица (например, сделка, совершенная органом юридического лица - хозяйственного общества за пределами ограничений, установленных законом, учредительными документами общества). Эти обстоятельства обретут юридическое значение для виндикации в случае совершения с имуществом более одной сделки <1>. Анализ судебно-арбитражной практики также показывает, что под выбытием имущества помимо воли до принятия Постановления Пленума N 10/22 понимались не только случаи полного отсутствия воли на выбытие (кража, потеря и т.п.), но и случаи совершения недействительных сделок, недействительность которых вызвана пороками процессов волеобразования и волеизъявления.

--------------------------------

<1> См.: Моргунов С.В. Виндикация в гражданском праве. Теория. Проблемы. Практика. М., 2006. С. 184, 185.

 

Безусловно, то обстоятельство, что имущество выбыло из владения собственника на основании сделки с пороком воли, может повлиять на разрешение вопроса о виндикации. Но простого перенесения всех сделок с пороками воли в разряд тех событий, которые свидетельствуют о выбывании имущества помимо воли, недостаточно, ведь не каждая сделка с пороком воли лишена воли вовсе: в некоторых воля есть, но порочен процесс формирования воли; в других воля образовалась без порока, но с искажением выразилась вовне. Таким образом, недействительные сделки, недействительность которых вызвана пороками воли, все же содержат волю, тогда как ст. 302 ГК РФ четко говорит о том, что воля должна отсутствовать, а не содержать порок. Кроме того, круг сделок с пороками воли законодателем не очерчен. Не определен он и в науке. Поэтому если и утверждать, что об отсутствии воли могут свидетельствовать некоторые недействительные сделки, то надо рассматривать каждую из них.

Порок воли в сделках, совершенных под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), видят либо в неправильном формировании воли лица, либо в расхождении между волей и волеизъявлением. Не вдаваясь в подробный анализ той или иной позиции, отметим, что в сделках под влиянием заблуждения лицо выражает свою волю. Пусть она сформировалась в результате ошибочной посылки, пусть она не в полной мере соответствует волеизъявлению, но она все же есть. Раз воля есть, даже порочная, нельзя говорить о выбывании имущества помимо воли. Это повод для признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности в рамках отношений с контрагентом, но не для истребования имущества от добросовестного приобретателя. Наш вывод полностью применим к случаям обмана, так как под обманом обычно понимают умышленное введение стороны в сделке в заблуждение с целью ее заключения. То есть в сделках, совершенных под влиянием обмана и заблуждения, порок воли одинаков. Отличие обмана от заблуждения - только в действиях контрагента ошибающегося субъекта. Если при заблуждении лицо само составляет ошибочное представление, то в сделках под влиянием обмана ошибочное представление формируется в результате действий иных лиц.

Кабальной признается сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (ст. 179 ГК РФ). Принято считать, что кабальные сделки относятся к сделкам с пороками воли. Порок воли таких сделок видится либо в несоответствии воли волеизъявлению, либо в порочности формирования самой воли. Таким образом, в кабальных сделках, равно как в сделках под влиянием заблуждения и обмана, воля порочна, но тем не менее имеется. Оснований считать, что имущество выбыло помимо воли собственника, нет.

Порок воли в сделках вследствие злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (ст. 179 ГК РФ) видят в том, что воля представляемого не соответствует волеизъявлению представителя. В отличие от других сделок с пороками воли, в сделках со злонамеренным соглашением налицо многоуровневое формирование воли и ее изъявление. Поэтому прежде чем выяснить, достаточно ли выражен порок для вывода о выбытии имущества помимо воли собственника или владельца (ст. 302 ГК РФ), надо определить, волю в каких отношениях надо принимать во внимание. На первом уровне отношений представляемый формирует волю на совершение сделки, а также волю на выбор представителя и изъявляет ее вовне в виде доверенности (договора и доверенности). На втором уровне представитель, обладая полномочием изъявлять волю от имени представляемого, заменяет ее своей волей, вступая в злонамеренное соглашение с представителем другой стороны. Таким образом, порок в рассматриваемых сделках - в передаче воли представляемого контрагенту с искажением. По смыслу же ст. 302 ГК РФ исследованию подлежит только ближайшая воля, т.е. воля в отношениях между представляемым и представителем. А поскольку она выражается надлежаще и порок приобретает позже, надо считать, что имущество первоначально выбывает из владения собственника по его воле (здесь мы имеем в виду случаи, когда представитель одновременно наделяется полномочиями и вводится во владение вещью).

В соответствии со ст. 179 ГК РФ недействительной является сделка, совершенная под влиянием насилия, угроз. Порок воли в рассматриваемых сделках видят либо в отсутствии воли вовсе, в несоответствии воли волеизъявлению, либо в порочности формирования воли. Можно соглашаться или нет с приведенными точками зрения, предлагать альтернативные варианты, но неизменным остается одно: в отличие от всех других сделок с пороками воли, только в сделках под влиянием угрозы и насилия некоторые ученые видят отсутствие воли. В остальных случаях речь идет о пороках, извращении воли и т.п. Возможно, это не повод приходить к однозначному выводу об отсутствии воли в рассматриваемых сделках, но серьезный повод для скептиков задуматься над этим. Для нас же вывод сделан. Полагаем, что в сделках под влиянием угроз и насилия отсутствует та воля, которой бы придавалось правовое значение, и ее отсутствие может повлечь последствия, указанные в ст. 302 ГК РФ. Этот вывод основан не только на приведенных выше мнениях юристов, но и на толковании ст. 302 ГК РФ. Дело в том, что в случае с насилием и угрозами напрашивается аналогия с примером, указанным в ст. 302 ГК РФ, - похищением. Чем отобрание вещи, в основе которого лежит договор под влиянием угроз и насилия, лучше отобрания вещи вором или грабителем? Ничем. Разница лишь в том, что вор и грабитель не составляют договора. Таким образом, если и давать защиту собственнику, передавшему вещь по договору, то только по такому, который заключен вследствие угрозы или насилия.

О порочности воли могут свидетельствовать не только сделки с пороками воли, но с пороками субъекта. Так, ГК РФ предусматривает случай, когда сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (п. 1 ст. 177). Если учесть, что воля имеет сознательное и мотивированное начало, то действие, совершенное гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, лишено воли. А потому при признании исполненной сделки недействительной по основанию, предусмотренному ст. 177 ГК РФ, можно говорить о выбытии имущества помимо воли собственника.

Также об отсутствии воли может свидетельствовать в некоторых случаях констатация факта незаключенности договора. В частности, по правилу, установленному в п. 1 ст. 420 ГК РФ, договор представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Раз сторона не изъявляла свою волю на заключение договора, то невозможно было достичь соглашения, о котором говорит процитированная норма. Следовательно, договор, подпись стороны в котором подделана, не соответствует требованиям п. 1 ст. 420 ГК РФ и должен быть признан ничтожным по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ. Не будет ошибкой, если сторона при аналогичных обстоятельствах обратится с иском о признании договора незаключенным и суд удовлетворит такое требование. Так, согласно ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Так как подпись подделана, то между сторонами не достигнуто соглашение. Раз нет соглашения, то договор может быть признан незаключенным. В итоге и при признании сделки недействительной, и при признании ее незаключенной вследствие фальсификации подписи, имущество отчуждается помимо воли собственника. При этом следует иметь в виду, что самого факта фальсификации подписи недостаточно, необходимо также, чтобы договор был исполнен путем передачи вещи и такая передача осуществлена не собственником, а лицом, не имеющим на это полномочий. Например, злоумышленник, воспользовавшись тем, что собственник жилого помещения уехал в длительную командировку, взламывает замок, получая владение квартирой, и отчуждает ее третьему лицу, подписывая договор купли-продажи и акт приема-передачи от имени настоящего собственника.

Выше мы говорили о договоре, исходя из единства действий по его заключению и исполнению. Например, лицом совершается сделка под влиянием заблуждения. Оставаясь в заблуждении, лицо передает вещь, лишаясь владения. Однако жизнь может преподнести нам случаи, когда договор заключается по непорочной воле, а его исполнение, т.е. фактическая передача вещи, происходит против воли стороны. К примеру, лицо заключило договор, но передумало отдавать вещь. В ответ на это контрагент насильно забирает имущество, действуя против воли собственника. Следует ли в этом случае говорить о выбытии имущества против воли собственника? Строго говоря, да.

Совершение сделки (заключение договора) означает лишь принятие на себя обязанности, но не свидетельствует о фактической передаче вещи, тогда как в ст. 302 ГК РФ говорится не о принятии обязательства помимо воли, а о выбытии имущества из владения помимо воли, что не одно и то же. Вещь выбывает из владения вследствие исполнения договора - акта вручения. Раз договор в рассматриваемом нами случае добровольно не исполнен, вещь отобрана насильно, то имущество выбыло из владения помимо воли собственника <1>. В подтверждение этого сошлемся на п. 39 Постановления Пленума N 10/22, который говорит о воле применительно к утрате владения, а не к заключению договора: "Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения... если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу".

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Зарубин А.В. и др. Гражданско-правовые способы защиты права собственности на недвижимость. С. 131, 132. Авторы главы - А.В. Зарубин, Н.С. Потапенко.

 

Кроме того, надо принимать во внимание, что лицо, лишенное владения против своей воли, пусть даже имеющее договорное отношение с завладевшим лицом, может оказаться в худшем положении, чем добросовестный приобретатель. Дело в том, что собственник лишен возможности защищать свое право путем признания сделки недействительной, ведь сделка непорочна. А для признания акта передачи недействительным, даже составленного под влиянием насилия, нет правовых оснований, так как он не является сделкой. Более того, акта передачи как действия и документа может не быть вовсе, в частности при краже. При этом добросовестный приобретатель не лишен возможности предъявлять претензии продавцу вследствие эвикции, т.е. защищен больше.

Таким образом, при расхождении моментов заключения договора и его исполнения приоритет необходимо отдавать воле на момент исполнения договора. Если договор не содержит пороков, но имущество выбывает во владение контрагента помимо воли собственника, есть основания для виндикации.

Актуальным для судебной практики является вопрос о том, выбывает ли имущество помимо воли собственника, если основанием для изъятия имущества послужило решение суда? Ответ на этот вопрос кажется очевидным, ведь имущество выбывает из владения собственника не по его желанию, а в силу акта органа государственной власти, обеспечиваемого принудительным исполнением. Однако сбить с правильного курса может то обстоятельство, что закон предусматривает возможность добровольного исполнения решения суда (ст. 30 Закона об исполнительном производстве). Следует ли считать, что имущество выбыло из владения собственника по его воле, если решение исполнено добровольно? Полагаем, что нет. Добровольное исполнение решения суда путем передачи вещи нельзя считать актом доброй воли, так как, во-первых, основанием передачи вещи является решение суда как акт публичной власти, но не собственное желание; во-вторых, "добровольное" исполнение решения суда можно назвать добровольным с большой долей условности, так как в противном случае осуществляется принудительное изъятие вещи. Таким образом, "добровольное" исполнение решения суда является, по сути, актом, к которому прибегает должник, чтобы оградить себя от правомерного насилия государства в лице службы судебных приставов. По этой причине при отмене решения суда, т.е. при отпадении оснований для выбытия имущества, появляется перспектива виндикации, поскольку имущество выбыло помимо воли собственника, независимо от того, добровольно или принудительно исполнено решение.

Подобным образом развивается и судебная практика.

Так, по одному из дел В. обратился в суд с иском к И. об истребовании земельного участка и садового дома, расположенного на нем. В ходе рассмотрения дела установлено, что заочным решением Ворошиловского районного суда Волгоградской области от 30 марта 2000 г. по иску Т. к В. о взыскании суммы долга с В. в пользу Т. взыскано 345791 руб. 77 коп. В порядке исполнения указанного решения на основании постановления судебного пристава-исполнителя службы судебных приставов Ворошиловского района от 20 июня 2001 г. в счет погашения долга Т. передан в собственность земельный участок площадью 600 кв. м с находящимся на нем двухэтажным садовым домом. Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 27 июля 2001 г. заочное решение Ворошиловского районного суда от 30 марта 2000 г. отменено и дело направлено на новое рассмотрение. 30 августа 2002 г. между Т. и И., дочерью Т., был заключен договор купли-продажи земельного участка площадью 600 кв. м с находящимся на нем двухэтажным садовым домом. Во исполнение договора И. передала Т. 1428 руб. за земельный участок и 58961 руб. за дом, после чего И. зарегистрировала право собственности на приобретенные объекты недвижимости. Решением Ворошиловского районного суда Волгоградской области от 4 октября 2006 г. Т. в иске о взыскании суммы отказано. 26 февраля 2007 г. Т. умер. На основании изложенного суд первой инстанции пришел к выводу, что земельный участок и садовый дом выбыли из владения В. помимо его воли. Указанное обстоятельство стало основанием для удовлетворения требований В. <1>.

--------------------------------

<1> Архив Городищенского районного суда Волгоградской области. Дело N 33-6118/08.

 

Жилищное право, .







Рейтинг@Mail.ru
eXTReMe Tracker









Список терминов
определений
и понятий


Народная БД ПРАВДОМ