АВЕНЮ


Главная "Авеню" >> Электронная библиотека

РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

Учебник Под редакцией профессора И.Б. Новицкого и профессора И.С. Перетерского

Введение
    § 1. Понятие и основные черты римского частного права
    § 2. Метод и система изложения
    § 3. Литература 

Раздел I. ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Глава 1. Обзор источников римского частного права
    § 4. Исторические системы римского частного права
    § 5. Виды источников права
    § 6. Обычное право
    § 7. Закон
    § 8. Эдикты магистратов и преторское право
    § 9. Сенатусконсульты
    § 10. Юриспруденция
    § 11. Императорские конституции 

Глава 2. Кодификация Юстиниана
    § 12. Задачи и процесс кодификационных работ при Юстиниане
    § 13. Corpus iuris civilis 

Глава 3. Иные памятники
    § 14. Памятники литературы. Надписи. Папирусы

Раздел II. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ПРАВ

Глава 4. Осуществление прав
    § 15. Понятие осуществления права
    § 16. Границы осуществления права

Глава 5. Формы защиты прав
     § 17. Самоуправство
     § 18. Государственная защита прав

Глава 6. Иски
§ 19. Значение иска
§ 20. Виды исков
§ 21. Защита и возражения против иска
§ 22. Коллизия прав и конкуренция исков 

Глава 7. Производство дел по частным спорам
§ 23. Производство in iure
§ 24. Производство in iudicio
§ 25. Восстановление в прежнее состояние (реституция)
§ 27. Интердиктное производство
§ 28. Когниционное производство
§ 29. Меры против неосновательного отрицания иска и неосновательного предъявления иска

Глава 8. Влияние времени на осуществление и защиту прав
§ 30. Значение времени в праве
§ 31. Исковая давность

Раздел III. ЛИЦА

Глава 9. Физические лица
§ 32. Категории лиц
§ 33. Правовое положение римских граждан
§ 34. Правовое положение latini
§ 35. Правовое положение перегринов
§ 36. Правовое положение рабов
§ 37. Колоны
§ 38. Capitis deminutio
§ 39. Гражданская честь 

Глава 10. Юридические лица
§ 40. Появление категории юридического лица
§ 41. Юридические лица в развитом римском праве

Раздел IV. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

Глава 11. Общая характеристика римского семейного права
§ 42. Общий строй римской семьи
§ 43. Агнатическое и когнатическое родство 

Глава 12. Правовые отношения между супругами
§ 44. Брак
§ 45. Личные и имущественные отношения супругов
§ 46. Прекращение брака 

Глава 13. Правовые отношения родителей и детей
§ 47. Patria potestas
§ 48. Узаконение и усыновление
§ 48-а. Опека и попечительство

Раздел V. ПРАВА НА ВЕЩИ

Глава 14. Общее учение о вещах
§ 49. Понятие вещи
§ 50. Виды вещей
§ 51. Виды прав на вещи 

Глава 15.Владение (possessio)
§ 52. Понятие владения
§ 53. Виды владения
§ 54. Приобретение владения
§ 55. Прекращение владения
§ 56. Защита владения
§ 57. Владение правами 

Глава 16. Право собственности
§ 58. Понятие собственности
§ 59. Ограничения права собственности
§ 60. Общая собственность
§ 61. Виды права собственности
§ 62. Приобретение права собственности по договору
§ 63. Приобретение права собственности на плоды
§ 64. Спецификация
§ 65. Оккупация
§ 66. Клад
§ 67. Приобретательная давность
§ 68. Защита права собственности 

Глава 17. Права на чужие вещи
§ 69. Понятие прав на чужие вещи
§ 70. Сервитуты (понятие и виды)
§ 71. Земельные сервитуты (servitutes praediorum)
§ 72. Личные сервитуты (servitutes personarum)
§ 73. Возникновение и прекращение сервитутов
§ 74. Защита сервитутов
§ 75. Суперфиций и эмфитевзис
 

Раздел VI. НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО

Глава 18. Общая характеристика римского наследственного права
§ 76. Понятие и виды наследования
§ 77. Ход развития римского наследственного права 

Глава 19 Наследование по завещанию
§ 78. Понятие и формы завещания
§ 79. Завещательная правоспособность
§ 80. Подназначение наследника
§ 81. Утрата завещанием силы 

Глава 20. Наследование по закону
§ 82. Наследование ab intestato по законам XII таблиц
§ 83. Bonorum possessio intestati
§ 84. Наследование ab intestato по праву Юстиниана 

Глава 21. Необходимое наследование
§ 85. Развитие ограничений свободы завещательных распоряжений
§ 86. Необходимое наследование в праве Юстиниана 

Глава 22. Принятие наследства
§ 87. Принятие наследства
§ 88. Наследственная трансмиссия
§ 89. Правовые последствия принятия наследства

Глава 23. Легаты и фидеикомиссы
§ 90. Понятие и виды легатов
§ 91. Фидеикомиссы
§ 92. Ограничения свободы назначения легатов и фидеикомиссов

Раздел VII. ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ

Глава 24. Обязательство и его виды
§ 93. Понятие обязательства
§ 94. Обязательства, пользующиеся исковой защитой, и натуральные обязательства
§ 95. Источники возникновения обязательств
§ 96. Предмет обязательства
§ 97. Обязательства делимые и неделимые. Альтернативные обязательства
§ 98. "Кауза" в обязательстве
§ 99. Множественность лиц в обязательстве

Глава 25. Место и время исполнения. Просрочка
§ 100. Место исполнения обязательства
§ 101. Время исполнения обязательства
§ 102. Просрочка исполнения
§ 103. Последствия просрочки
§ 104. Прекращение просрочки

Глава 26. Прекращение обязательства
§ 105. Соответствие способа прекращения обязательства способу его возникновения
§ 106. Исполнение обязательства
§ 107. Замена исполнения (datio in solutum)
§ 108. Внесение предмета обязательства на хранение (depositio)
§ 109. Зачет (compensatio)
§ 110. Смерть одной из сторон. Совпадение должника и кредитора в одном лице
§ 111. Освобождение от долга (remissio debiti)
§ 112. Новация (обновление)
§ 113. Невозможность исполнения

Глава 27. Цессия и принятие на себя чужого долга
§ 114. Цессия
§ 115. Принятие на себя чужого долга

Глава 28. Общее учение о договоре
§ 116. Договор и соглашение
§ 117. Толкование договора
§ 118. Пороки согласия
§ 119. Условие и срок

Глава 29. Обеспечение обязательств
§ 120. Цели и средства обеспечения обязательств
§ 121. Задаток (arra)
§ 122. Неустойка (stipulatio poenae)
§ 123. Поручительство
§ 124. Залог  

Глава 30. Ответственность должника за неисполнение. Вина и возмещение убытков
§ 125. Вина
§ 126. Учение о возмещении убытков

Раздел VIII. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ И КВАЗИКОНТРАКТЫ

Глава 31. Классификация договоров
§ 127. Контракты и соглашения (pacta)
§ 128. Квазиконтракты ("обязательства как бы из договоров")

Глава 32. Вербальные (устные) контракты
§ 129. Стипуляция
§ 130. Сложные формы стипуляции. Корреальные обязательства. Adstipulatio. Adpromissio
§ 131. Другие формы устных договоров (dotis dictio, iurata operarum promissio)

Глава 33. Письменные договоры (contractus litteralis, litterarum obligatio)
§ 132. Обязательства из записей в приходо-расходных книгах
§ 133. Позднейшие формы письменных договоров

Глава 34. Реальные контракты
§ 134. Заем (mutuum)
§ 135. Ссуда (commodatum)
§ 136. Договор хранения или поклажи (depositum) 

Глава 35. Консенсуальные контракты
§ 137. Купля-продажа (emptio-venditio)
§ 138. Договоры найма (locatio-conductio). Общие положения
§ 139. Наем вещей (locatio-conductio rerum)
§ 140. Наем услуг (locatio-conductio operarum)
§ 141. Подряд (locatio-conductio operis)
§ 142. Договор товарищества (societas)
§ 143. Договор поручения (mandatun) 

Глава 36. Безыменные контракты (contractus innominati)
§ 144. Понятие и развитие безыменных контрактов
§ 145. Мена (permutatio)
§ 146. Оценочный договор (contractus aestimatorius) 

Глава 37. Pacta vestita ("одетые" pacta). Неформальные соглашения с исковой силой
§ 147. Виды pacta vestita
§ 148. Pacta adiecta
§ 149. Преторские соглашения (pacta praetoria)
§ 150. Императорские pacta (pacta legitima)

Глава 38. Obligationes quasi ex contractu (обязательства как бы из договора)
§ 151. Понятие и виды обязательств quasi ex contractu
§ 152. Ведение дел без поручения (negotiorum gestio)
§ 153. Обязательства из неосновательного обогащения (понятие и виды)
§ 154. Condictio indebiti
§ 155. Condictio ob rem dati (иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась)
§ 156. Condictio ex causa furtiva и condictio ex iniusta causa (возврат полученного от кражи и по незаконному основанию)
§ 157. Общий иск о возврате неосновательного обогащения (condictiones sine causa)

Раздел IX. ДЕЛИКТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И КВАЗИДЕЛИКТЫ

Глава 39. Общая характеристика обязательств из деликтов
§ 158. Публичные и частные деликты
§ 159. Развитие частных деликтов
§ 160. Характерные черты частных деликтов

Глава 40. Отдельные деликты
§ 161. Iniuria
§ 162. Furtum
§ 163. Damnum iniuria datum
§ 164. Rapina
§ 165. Metus и dolus
§ 166. Fraus creditorum

Глава 41. Обязательства как бы из деликтов (квазиделикты)
§ 167. Понятие обязательств quasi ex delicto
§ 168. Отдельные виды квазиделиктов
________________________________________

Доп. см.  ЮРИДИЧЕСКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ
         Термины римского права
         Поговорки и пословицы на тему юриспруденции



Последние новости сайта
2016-12-02    Федеральный закон от 30.11.2016 N 402-ФЗ О внесении изменения в статью 333.35 части второй Налогового кодекса Российской Федерации
C 1 января 2017 года Размеры государственной пошлины, установленные настоящей главой за совершение юридически значимых действий в отношении физических лиц, применяются с учетом коэффициента 0,7 в случае подачи заявления о совершении указанных юридически значимых действий и уплаты соответствующей государственной пошлины с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг, региональных порталов государственных и муниципальных услуг и иных порталов, интегрированных с единой системой идентификации и аутентификации."

Все новости

§ 118. Пороки согласия авеню,av-ue.ru. РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО.

Главная "Авеню" >> Электронная библиотека >> Римское право

§ 118. Пороки согласия

382. О пороках согласия. Бывает нередко, что выраженная в договоре воля стороны не возбуждает сомнений по своей ясности, вследствие чего отпадает надобность в выяснении и толковании того, что именно сторона хотела выразить. И тем не менее сторона утверждает, что то или иное заявление, хотя и сделано ею, но сделано под влиянием обмана, угрозы или насилия, ошибки. Каково было влияние этих обстоятельств на договор в римском праве?

383. Dolus и его различные значения. Начнем с вопроса о влиянии обмана - dolus, dolus malus на действительность договора. Слово dolus имело несколько значений, и римские юристы много занимались определением этого понятия. Сначала это означало не столько обман, сколько притворство. Цицерон (около 50 г. до н.э.) рассказывает, что при нем претор впервые ввел защиту в договоре стороны, ставшей жертвой обмана; когда у этого претора стали спрашивать, что же такой dolus, то он отвечал:

Cum aliud simulatur, aliud agitur (Cicero, De officiis, 3. 14. 60).

(Когда одно делается для виду а другое совершается (входит в намерение).)

Это определение "aliud simulatur aliud agitur" встречается и у современника Цицерона, Сервия (D. 4. 3. 1. 2), и являлось традиционным (D. 2. 14. 7. 8), пока знаменитый Лабеон, живший при Августе, не опроверг его. С тех пор dolus стал обозначать "обман".

Labeo... sic definit dolum malum esse omnem calliditatem fallaciam machinationem ad circumveniendum fallendum decipiendum alterum (D. 4. 3. 1. 2).

(Лабеон дал такое определение: "Dolus malus есть всякая хитрость, обман, уловка для того, чтобы обойти, обмануть, уловить другого".)

Наряду с таким значением dolus как обмана, этим словом пользовались для обозначения более мягкого оттенка "недобросовестности", в особенности в выражении exceptio doli. Кроме того, словом dolus обозначается умысел, dolus malus - злой умысел.

Первоначальный формализм римского права вел к тому, что договор так называемого строгого права - stricti iuris, заключенный под влиянием обмана, все-таки считался договором.

Об этом нам рассказывает Цицерон. Его приятель, большой любитель рыбной ловли, хотел купить усадьбу близ Неаполя. Главным образом его привлекал пруд, и он хотел удостовериться, водится ли в нем рыба. Продавец нанял нескольких окрестных крестьян, которые взялись разъезжать на лодках по пруду, закидывая удочки и невод. Обрадованный покупатель уплатил деньги за имение, а назавтра выяснилось, что рыбная ловля оказалась ловко разыгранной сценой. Цицерон добавляет, что положение покупателя оказалось тяжелым потому, что претор Аквилий (возможно, что речь идет о знаменитом Аквилии Галле) еще не ввел иска в защиту от обмана:

Nondum enium M. Aquilius collega et familiaris meus protulerat de dolo malo formulas (Cicero, De officiis, 3. 14. 58).

(Мой товарищ и приятель Аквилий еще не ввел формулы для защиты от обмана.)

Не исключена возможность, что именно эта ловко разыгранная сцена рыбной ловли и послужила основанием для определения dolus как такого поведения, когда aliud simulatur, aliud agitur - одно делается для виду, а другое входит в намерение. Во всяком случае, исходя из этого казуса, Цицерон обосновывает необходимость actio de dolo.

В упомянутой книге Цицерон пишет:

Ratio postulat, ne quid insidiose, ne quid simulate, ne quid fallaciter (fiat) (Ibid., 3. 17. 68).

(Разум требует, чтобы чего не делали злокозненно, ничего притворно, ничего обманно.)

384. Actio doli. При Цицероне же претор, в силу предоставленной ему высшей власти (imperium), ввел в эдикт защиту стороны, потерпевшей от обмана, путем предоставления ей иска actio doli:

Verba edicit talia sunt: quae dolo malo facta esse dicentur, si de his rebus alia actio non erit et iusta causa esse virebitur, intra annum iudicium dabo (D. 4. 3. 1. 1).

(Эдикт гласит следующее: "Если что-либо совершено обманно и по этому поводу другой, исковой защиты не будет, то при наличии надлежащего основания и в течение года я буду предоставлять иск".)

Таким образом, actio doli давалась при наличии следующих условий: а) при отсутствии иного средства исковой защиты, т.е. субсидиарно (вспомогательно), б) если со дня совершения обмана прошло не более года, в) по оценке обстоятельств дела - iusta causa, causa cognita.

Лицо, против которого состоялось присуждение по такого рода иску, подвергалось инфамии (бесчестию) и таким образом клеймилось позором как обманщик. Но в Риме случалось нередко, что жертвой обмана становилось лицо низкого звания - humilis, а обманщиком - лицо, занимающее высокое положение, - qui dignitate excellit. Ульпиан, которому далеко не чужды понятия bonum et aequum, benignum et humanum, ставит себе вопрос, как быть, если требуется дать actio doli "человеку простого звания против бывшего консула с высокой репутацией или вообще человеку подлого звания против лица благородного образа жизни" (D. 4. 3. 11. 1).

Неужели заклеймить инфамией высокопоставленное лицо? Этот вопрос вставал за 200 лет до Ульпиана еще перед Лабеоном - et ita Labeo.

С одной стороны, лицо, принадлежащее к верхушке господствующего класса, а с другой стороны, нельзя допускать, чтобы мошенник наживался, - ex dolo suo lucretur. Как же быть? Quid ergo est? Гибкий ум римского юриста, стремящегося защитить привилегированное положение знати, советует:

In horum persona dicendum est in factum, verbis temperandam, actionem dandam (Ibid).

(Против таких лиц нужно давать особый иск, основанный на обстоятельствах дела, смягчив соответствующие выражения.)

Иск actio doli был "арбитрарный" (п. 63), т.е. в исковую формулу претор включал слова nisi res arbitrio tuo restituatur - если, по предложению судьи, ответчик не восстановит первоначального положения.

Nisi fiat restitutio, sequitur condemnacio, quanti ea res est (D. 4. 3. 18. pr.).

(Если не последует поворота в первоначальное положение, то имеет место присуждение стоимости ущерба.)

385. Exceptio doli generalis. До сих пор мы говорили об actio doli, т.е. о том случае, когда потерпевший от обмана оспаривал, путем предъявления иска, заключенный им договор или совершенное им действие. Если потерпевшим оказывался ответчик, то претор давал ему защиту в виде возражения, exeptio doli.

Si quis cum aliter eum convenisset obligari, aliter per machinationem obligatus est, erit quidem subtilitate iuris obstrictus, sed doli exceptione uti potest (D. 45. 1. 36).

(Если кто-либо договорился вступить в одно обязательство, а вследствие обмана оказался вступившим в другое, то, хотя он строго юридически обязан, однако он может воспользоваться возражением о допущенном обмане.)

В данном случае выдвигаемая ответчиком exceptio doli имеет в виду dolus, допущенный до предъявления иска, например при заключении договора. Этому dolus присвоено было впоследствии наименование dolus specialis - dolus в тесном смысле слова. В отличие от dolus specialis говорят о dolus generalis, когда dolus имеет место в самом факте предъявления иска. Например, должник заключил с кредитором соглашение о прощении долга - pactum de non petendo, тем не менее кредитор предъявляет иск. Должник может защищаться, ссылаясь на состоявшееся соглашение - exceptio pacti de non petendo; но он также может ссылаться на недобросовестность кредитора, проявленную в самом факте предъявления такого иска, который заведомо для истца парализуется эксцепцией. Такого рода эксцепция носит название exceptio doli generalis.

Dolus generalis имеет место, как указано, в самом факте предъявления иска.

Dolo facit qui petit quod redditurus est (D. 44. 4. 8. pr.).

(Недобросовестно поступает тот, кто взыскивает то, что ему придется вернуть.)

Exceptio doli излагалась в виде следующей оговорки в исковой формуле, которую давал претор:

Si in ea re nihil dolo Auli Agerii factum sit neque fiat (Гай. 4. 119).

(Если в этом деле ничего не было совершено и не совершается по "злому коварству" истца Авла Агерия.)

В этой формуле говорится об обоих видах dolus: как о том, который имел место - factum sit, до предъявления иска, т.е. dolus specialis, так и о том dolus, который имеет место при предъявлении иска - "fiat", т.е. о dolus generalis. Dolus specialis иначе называют dolus praeteritus, т.е. dolus в прошедшем времени (factus - совершенный) в отличие от dolus generalis или dolus praesens (в настоящем времени: fiat), имеющий место в самом процессе.

386. Физическое насилие. Последствия, аналогичные с dolus, порождает применение угроз и насилия при заключении договора или, в более общих выражениях, при изъявлении воли. Что же такое представляет собой metus, буквально обозначающий страх, устрашение, и vis - насилие? Первоначально это было грубое физическое насилие. В Сентенциях Павла (1. 7. 7 - 10) приводятся примеры, когда кто-нибудь хочет добиться того, чтобы другой продал ему или манципировал вещь.

С этой целью применены такие приемы: in domo inclusit, ferro vinxit, in carcerem deduxit - запер в доме, связал цепями, отвел в темницу.

Но жизнь давала другие примеры, когда вместо физического насилия действовала угроза применить такое насилие.

Populi Romani magistratus vel provinciae praeses si mortis aut verborum terrore pecuniam alicui extorsit (D. 4. 2. 3. 1).

(Римский магистрат или презес провинции под угрозой смерти или бичевания вымогал у кого-либо деньги.)

По-видимому, vi et metu extorquere - вымогать насилием и устрашением - было традиционным приемом римских наместников, провинций, поскольку это выражение стало техническим термином уже при Цицероне (речь против Пизона, 35, 86). Любопытно, что, устанавливая подробный перечень деяний, по которым осуждение влечет за собой инфамию - бесчестье (D. 3. 2. 1), претор в число этих деяний не включает vis ac metus.

387. Угрозы. Анализируя понятие metus, Лабеон пришел в начале 1 в. н.э. к выводу, что это есть timor maioris malitatis - страх перед большим злом (D. 4. 2. 5). В данном случае Лабеон переносил на римскую почву учение греческой философии. Аристотель в "Никомаховой этике", кн. III, § 1 (в начале), говорит о действиях, совершаемых из страха перед большим злом - phobos meizonon kakon. Аристотель подробно разбирает вопрос о том, являются ли такие действия недобровольными или все-таки добровольными. Цельз, воспроизводя греческую мысль в терминах римского права, так решает вопрос о договоре, стоящем на грани добровольного и недобровольного действия:

Si patre cogente ducit uxorem, quam non duceret, si sui arbitrii esset contraxit matrimonium, quod inter invitos non contrahitur: maluisse hoc videtur (D. 23. 2. 22).

(Если, уступая принуждению отца, подвластный сын вступил в брак с женой, которой он не взял бы, если бы располагал свободным усмотрением, то брак все-таки действителен; поскольку в брак не вступают против воли, следует считать, что он предпочел этот выход из положения.)

Павел, живший на сто лет позднее Цельза, дал определение понятия принуждения и его юридического эффекта:

Si metu coactus, adii hereditatem, puto me heredem effici, quia quamvis si liberum esset, noluissem, tamen coactus volui (D. 4. 2. 21. 5).

(Если, вынужденный угрозой, я принял наследство, то полагаю, что я стал наследником; правда, если бы я был свободен в своем выборе, я бы не пожелал принять, однако, хотя и вынужденный, но я все же пожелал.)

Итак, сделка, совершенная под влиянием угрозы, сама по себе не становится вследствие этого недействительной. Однако в данном примере с наследством, как и в других подобных случаях:

Per praetorem restituendus sum ut abstinendi mihi potestas tribuatur (Там же).

(Претор должен дать мне поворот в первоначальное положение и тем предоставить возможность воздержаться от принятия наследства.)

388. Преторские средства защиты. Претор предоставляет стороне, сделавшей волеизъявление под влиянием угроз или насилия:

(1) Либо восстановление в первоначальное положение, restitutio in integrum.

(2) Либо actio metus causa. Лицу, которое заключило договор под влиянием угроз или насилия, предоставляется право в течение года требовать четырехкратного возмещения, если ответчик не произведет добровольно реституции; по истечении года иск дается в однократном размере, по оценке обстоятельств дела.

(3) По аналогии со случаями, разобранными выше при dolus, если к лицу предъявлялось исковое требование на основании сделки, заключенной под влиянием угроз и насилия, то ему давалась exceptio metus.

389. Попытки смягчить понятие насилия. Подобно тому как понятие dolus смягчилось от "хитрости, обмана, уловки" до недобросовестности в выражении exceptio doli, так и в отношении vis наметилась попытка перейти от понятия грубого насилия к более утонченному и вместе с тем к более широкому понятию. При рассмотрении одного спора тяжущаяся сторона заявила: "Vim nullam feci" (никакого насилия я не совершал). В ответ на это Марк Аврелий указал:

Tu vim putas esse solum, cum homines vulnerentur? Vis est et tunc, quotiens quis id quod deberi sibi putat, non per iudicem reposcit (D. 4. 2. 13).

(Ты думаешь, что насилие имеет место только тогда, когда калечат людей? Насилие есть и тогда, когда кто-либо, полагая, что он имеет право требовать чего-либо, добывает себе это без обращения в суд.)

Однако такое понятие насилия не укоренилось. Обычно под насилием понимался -

mentis trepidatio, metus instantis vel futuri periculi causa (D. 4. 2. 1).

(душевный трепет из-за страха перед настоящей или будущей опасностью.)

390. Ошибка (заблуждение). При обмане и насилии одна сторона становится жертвой действий другой стороны; но сторона может впасть в заблуждение, независимо от воздействия другой стороны. Заблуждение может касаться: а) характера сделки, б) предмета договора, в) личности контрагента.

391. Ошибка в характере сделки (error in negotio). Одна сторона ошибочно считает, что получает предмет в виде дара, в то время как другая имеет в виду дать его во временное безвозмездное пользование. Договор не состоялся, так как между сторонами вследствие происшедшей ошибки нет согласия (consensus), а есть разногласие (dissensus).

392. Ошибка в предмете (error in re).

Si hominem stipulatus sim et ego de alio sensero, tu de alio, nihil acti erit, nam stipulatio ex utriusque consensu perficitur (D. 45. 1. 137. 1).

(Если ты обязался по стипуляции дать мне раба, причем я имел в виду одного, а ты другого, то никакой сделки не состоится, так как обязательство по стипуляции возникает в результате обоюдного согласия.)

Таким образом, ошибка в объекте так же, как и ошибка в характере сделки, ведет к отсутствию требуемого согласия.

Допустим, я уверен, что покупаю раба Стиха, а ты полагаешь, что продаешь Памфила; или я думаю, что покупаю один земельный участок (семпронианский), а ты полагаешь, что продаешь другой участок (корнелианский).

Cum in corpore dissentiatur, apparet nullam esse emptionem (D. 18. 1. 9. pr.)

(Когда есть разногласие в отношении самого предмета, то продажа, очевидно, недействительна.)

Конечно, добавляет юрист, si in nomine dissentiamus, verum de corpore constat - если расхождение касается только названия, а относительно самого предмета нет сомнения, то продажа действительна.

393. Влияние греческой философии на учение о заблуждении. В этом противопоставлении названия с самим предметом (nomen - corpus) мы сталкиваемся с учением греческих грамматиков и философов. В изложении римских юристов дело осложняется введением нового момента: понятия "субстанции", сущности, или употребляемого римскими юристами греческого термина ousia; иногда в этом смысле они употребляют слово "материя". Допустим, ты мне продаешь определенную вещь: ты ее продаешь как золотую, а она - медная (aes pro auro); ты продаешь как вино, а оно оказывается уксусом (acitum pro vino).

Когда речь идет о покупке золотой вещи, оказавшейся медной, Павел считает, что тут есть соглашение относительно предмета - consensus in corpore, и потому сделка действительна, как купля-продажа медной вещи, однако:

ex doli mali clausula tecum agam, si sciens me fefelleris (D. 45. 1. 22).

(я (покупатель) буду иметь к тебе требование, основанное на dolus, если ты (продавец) меня заведомо обманул.)

Ульпиан считает, что в тех случаях, когда -

aes pro auro veneat, non valet venditio (D. 18. 1. 14).

(медь продана как золото, продажа недействительна.)

Марцелл же считает, что и в этом случае (aes pro auro - медь под видом золота) сделка действительна (D. 18. 1. 9. 2).

Чем же объясняется такое расхождение юристов? Дело в том, что они вводят, под явным влиянием греческой философии, наряду с необходимостью согласия относительно предмета (consensus in corpore), необходимость согласия относительно вещества, из которого предмет сделан (consensus in materia).

Марцелл, со своей стороны, считает:

Emptionem esse et venditionem quia in corpus consensum est, etsi in materia sit erratum (D. 18. 1. 9. 2).

(Купля-продажа имеет место, так как есть согласие о предмете, хотя имеется заблуждение о веществе (из которого сделан этот предмет).)

Наоборот, Ульпиан полагает:

Nullam esse venditionem, quotiens in materia erratur.

(Купля-продажа недействительна, поскольку есть заблуждение относительно "материи".)

Ульпиан считает, что если было продано вино, то, хотя бы оно в момент продажи скисло и превратилось в уксус, "материя" осталась та же и продажа действительна (D. 18. 1. 9. 2). Равным образом, если позолоченная вещь продана как золотая, то -

valet venditio quia aliquid auri habeat (D. 18. 1. 14).

(продажа действительна, так как вещь заключает в себе хоть немного золота.)

Другие же юристы, в особенности более ранние, придавали значение субъективной стороне сделки, т.е. знали ли стороны о том, что продается одно вместо другого, или обе ошибались. Так, например, если стороны заблуждались и приняли посеребренный стол за стол из цельного серебра, то, по мнению одних, продажа действительна (D. 18. 1. 45), по мнению других - недействительна.

Мы видим, таким образом, что учение о влиянии заблуждения на действительность сделки вызывало у римских юристов большие разногласия, которые у них обосновываются различной философской оценкой таких понятий, как "корпус", "субстанция", "материя" и, наконец, субъективная сторона сделки (ignorantia, imprudentia - неведение).

394. Ошибка в лице (error in persona). Цельз приводит такой случай. Ты просил денег взаймы у меня и у Тиция. Удовлетворяя твою просьбу, я дал приказ моему должнику внести тебе деньги (delegatio nominis - см. п. 355). Ты деньги получил, ошибочно полагая, что их внес должник Тиция, а не мой должник. Цельз полагает, что в данном случае имеется наличие заблуждения и, стало быть, отсутствие согласия обеих сторон, а потому nullum negotium mecum contraxisti - ты со мной не заключил никакой сделки.

Но обязательство все же возникло, хотя и не вытекающее из договора.

Quia pecunia mea ad te pervenit, eam mihi a te reddi bonum et aequum est (D. 12. 1. 32).

(Так как мои деньги очутились у тебя, то справедливость требует, чтобы ты их мне возвратил.)

Цельз здесь оперирует известным уже нам понятием bonum et aequum, которое в руках римских юристов было гибким орудием для того, чтобы дать внешнее обоснование приспособлению права к потребностям оборота. Недаром именно Цельзу принадлежит знаменитое изречение "ius est ars boni et aequi" - право есть искусство оперировать понятиями "bonum et aequum". Цитированный выше случай Цельз разрешает в том смысле, что обязательство возникло, притом не из договора, а в силу неправомерного обогащения (кондикции). Этот случай принято, по имени Цельза Ювенция, называть condicio Iuventiana.







Рейтинг@Mail.ru
eXTReMe Tracker

rimsk_lav.htm









Список терминов
определений
и понятий


Народная БД ПРАВДОМ