АВЕНЮ


Главная "Авеню" >> Электронная библиотека

 

СПРАВОЧНИК РИЕЛТОРА
А.А. БАТЯЕВ, И.А. ДУБРОВСКАЯ

Глава 1. Правовое регулирование риелторских услуг

1.1. Характеристика рынка риелторских услуг в нашей стране

1.2. Приглашение к сотрудничеству на рынке недвижимости. "Я в риелторы пошел..."

1.3. Профессионал на рынке недвижимости - с чего начать? Аттестация в качестве специалиста

1.4. Профессиональное обучение

1.5. Услуги риелторских фирм

1.5.1. Риелтор, брокер, агент по недвижимости или поверенный

1.5.2. Права и обязанности потребителя риелторских услуг

1.5.3. Особенности некоторых видов деятельности риелторов

Образцы документов по переводу жилого помещения в нежилое

Приложение N 1. Форма заявления о переустройстве и (или) перепланировке жилого помещения (утв. Постановлением Правительства РФ от 28.04.2005 N 266)

Приложение N 2. Форма документа, подтверждающего принятие решения о согласовании переустройства и (или) перепланировки жилого помещения (утв. Постановлением Правительства РФ от 28.04.2005 N 266)

Приложение N 3. Форма уведомления о переводе (отказе в переводе) жилого (нежилого) помещения в нежилое (жилое) помещение

Глава 2. Вопросы бухгалтерского учета и налогообложения услуг риелторских фирм

2.1. Налогообложение и бухгалтерское оформление договора возмездного оказания услуг

Приложение N 1. Договор на оказание риелторских услуг N 124/ОК

Приложение N 2. Образцы актов на выполненные работы

Акт о выполненных работах (оказанных услугах)

Акт приемки-сдачи работ по договору на оказание риелторских услуг

2.2. Уступка доли в жилищном строительстве

2.3. Бухгалтерский учет и налогообложение при купле-продаже объектов недвижимого имущества

2.4. Налог на прибыль

2.5. Единый социальный налог и НДС

2.6. Упрощенная система налогообложения

Глава 3. Договорные основы риелторской деятельности

3.1.Пре доставление риелторских услуг

3.2. Сведения и условия, обязательные для включения в договор об оказании риелторских услуг

3.3. Участие в исполнении договора с потребителем риелторских услуг двух и более риелторов

3.4. Передача риелтором прав и обязанностей по договору

Глава 4. Судебная практика по некоторым вопросам деятельности риелторских фирм

4.1. Практика разрешения судами споров по вопросам договоров комиссии, поручения, агентирования

4.2. Практика суда по вопросам уплаты подоходного налога

4.3. Нарушение антимонопольного законодательства

4.4. Деятельность риелторов по переводу жилых помещений в нежилые

4.5. Судебная защита прав риелтора и клиента

Глава 5. Участие риелтора в государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом

Глава 6. Рынок и риелторская деятельность

6.1. Способы приобретения жилья

6.2. Приобретение квартир по договору долевого участия в строительстве и их реализация

Договор о долевом участии в строительстве жилого дома

6.3. Уступка доли инвестирования строительства квартир физическим или юридическим лицам и уступка права требования квартир, основанная на договоре долевого участия в строительстве жилого дома

6.4. Приобретение квартир по договору купли-продажи и их реализация

6.5. Реализация квартир по договорам комиссии и поручения

6.6. Правовые основы сделок с жилищными объектами и правами на них

6.7. Расчеты с иностранными юридическими лицами по сделкам с недвижимостью

Библиография

 



Последние новости сайта
2016-12-02    Федеральный закон от 30.11.2016 N 402-ФЗ О внесении изменения в статью 333.35 части второй Налогового кодекса Российской Федерации
C 1 января 2017 года Размеры государственной пошлины, установленные настоящей главой за совершение юридически значимых действий в отношении физических лиц, применяются с учетом коэффициента 0,7 в случае подачи заявления о совершении указанных юридически значимых действий и уплаты соответствующей государственной пошлины с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг, региональных порталов государственных и муниципальных услуг и иных порталов, интегрированных с единой системой идентификации и аутентификации."

Все новости

Практика разрешения судами споров по вопросам договоров комиссии, поручения, агентирования авеню,av-ue.ru. СПРАВОЧНИК ДЛЯ РИЕЛТОРА.

Главная "Авеню" >> Электронная библиотека >>  Справочник риэлтора


Глава 4. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО НЕКОТОРЫМ ВОПРОСАМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РИЕЛТОРСКИХ ФИРМ

4.1. Практика разрешения судами споров по вопросам договоров комиссии, поручения, агентирования

                    см. Судебная практика по вопросам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним

В данном вопросе мы затронем некоторые практические стороны деятельности риелторских фирм, а именно судебный порядок разрешения конфликтов между риелторами и их клиентами, третьими лицами и другими организациями. Все названные вопросы возникают при судебном урегулировании конфликтов, являющихся следствием правоотношений по обязательствам возмездного оказания услуг, агентированию, комиссии и поручению. Как рассматривалось нами в настоящей книге, риелторская фирма оказывает своим клиентам услуги, и свои обязательственные отношения оформляются именно таким образом (т.е. через договор на оказание услуг, агентирования, комиссии, поручения).

Положения данного вопроса лучше всего рассматривать на конкретных примерах. Рассмотрим положения Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 марта 2004 г. N 101/04. Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Пример.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в составе:

1) председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Яковлева В.Ф.;

2) членов Президиума: Андреевой Т.К., Арифулина А.А., Бойкова О.В., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой А.С., Козловой О.А., Куликовой В.Б., Наумова О.А., Ренова Э.Н., Савкина С.Ф., Слесарева В.Л., Стрелова И.М., Суховой Г.И., Файзутдинова И.Ш., Юхнея М.Ф. - рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственностью "Фирма "Уникс" о пересмотре в порядке надзора Определения суда первой инстанции от 29.04.2003, Постановлений суда апелляционной инстанции от 26.06.2003, Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-10602/03 и Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.09.2003 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи Куликовой В.Б., Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью "Фирма "Уникс" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском об обязании Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (далее - комитет) выставить счет-фактуру по реализованной комитетом квартире, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, ул. Оборонная, д. 15, кв. 11, с указанием ее стоимости 279 033 рубля 96 копеек и налога на добавленную стоимость в сумме 55 806 рублей 79 копеек, поскольку квартира была передана истцу в счет оплаты произведенных им работ по договору сторон от 11 декабря 2000 г.

Исковые требования мотивированы тем, что обязанность комитета выставить счет-фактуру на переданную квартиру предусмотрена указанным договором и положениями НК РФ.

Определением суда первой инстанции от 29 апреля 2003 г. производство по делу прекращено в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, так как обязанность комитета выставить истцу счет-фактуру на квартиру не предусмотрена договором сторон и положениями Налогового кодекса Российской Федерации.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 26 июня 2003 г. Определение отменено. При этом в резолютивной части Постановления не изложены результаты рассмотрения апелляционной жалобы.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа Постановлением от 29 сентября 2003 отменил Постановление суда апелляционной инстанции от 26 июня 2003 г. и оставил в силе Определение суда первой инстанции от 29 апреля 2003 г.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов общество ссылается на подведомственность данного спора арбитражному суду и обязанность комитета выставить счет-фактуру на переданную истцу квартиру, поскольку такая обязанность предусмотрена договором сторон от 11 декабря 2000 г. и основана на нормах налогового законодательства.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (АПК РФ) (с изм. и доп. от 28 июля, 2 ноября 2004 г., 31 марта, 27 декабря 2005 г.) заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Настоящий спор связан с договором сторон от 11 декабря 2000 г. и возник в связи с осуществлением экономической деятельности.

Таким образом, Определение суда первой инстанции от 29 апреля 2003 г. и Постановление суда кассационной инстанции от 29 сентября 2003 г. содержат ошибочные выводы о неподведомственности арбитражному суду возникшего спора.

В резолютивной части Постановления суда апелляционной инстанции не содержится выводов о результатах рассмотрения судом апелляционной жалобы, в том числе о рассмотрении дела по существу, что не соответствует требованиям п. 14 ч. 2 ст. 271 и ч. 4 ст. 272 АПК РФ, поэтому оно не может быть признано судебным актом о разрешении возникшего спора.

При таких обстоятельствах указанные судебные акты подлежат отмене согласно п. 1 ст. 304 АПК РФ, поскольку они нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, дело - направлению на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области для рассмотрения по существу.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 303, п. 1 ст. 304, п. 2 ч. 1 ст. 305 и ст. 306 АПК РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил:

Определение суда первой инстанции от 29 апреля 2003 г., Постановление суда апелляционной инстанции от 26 июня 2003 г. Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-10602/03 и Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.09.2003 по тому же делу отменить.

Дело направить в первую инстанцию Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области для рассмотрения по существу.

Для более полного понимания положений приведенного Постановления необходимо обратиться к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2004 г. N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии".

1. Согласно п. 3 названного информационного письма индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании комиссионного вознаграждения.

Между предпринимателем и обществом заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер (истец по делу) обязывался совершить сделки продажи имущества, принадлежащего комитенту (ответчику). Истец исполнил данное ему поручение, заключил сделку с покупателем и в соответствии с комиссионным поручением первым исполнил свои обязанности продавца по отношению к покупателю посредством передачи проданного товара. В нарушение условий заключенного договора купли-продажи покупатель допустил просрочку оплаты товара. По заключении указанной сделки комиссионер направил комитенту отчет с приложением оправдательных документов и потребовал уплатить ему комиссионное вознаграждение и, получив отказ, обратился в суд (абз. 2 п. 3 рассматриваемого письма).

Суд первой инстанции отказал предпринимателю в иске, посчитав, что право на комиссионное вознаграждение возникает лишь при исполнении третьим лицом той сделки, которая была с ним заключена комиссионером. Суд истолковал положение п. 2 ст. 991 ГК РФ в совокупности с правилами ст. 999 ГК РФ, полагая, что наличие обязанности комиссионера передать комитенту все полученное по сделке с третьим лицом свидетельствует о том, что до исполнения сделки третьим лицом договор комиссии не признается исполненным. Несмотря на то, что названный договор не исполнен по причинам, не зависящим от комитента, право на вознаграждение у комиссионера не возникло (абз. 3 п. 3 рассматриваемого письма).

Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что в силу п. 1 ст. 990 ГК РФ основной обязанностью комиссионера, с исполнением которой связано возникновение права комиссионера на вознаграждение, является обязанность совершить сделку, а принятие исполнения по этой сделке может входить или не входить в предмет комиссионного поручения в зависимости от соглашения между комиссионером и комитентом. Кроме того, постановка уплаты вознаграждения по договору комиссии в зависимость от воли третьего лица, а следовательно под условие, не отвечает признакам возмездных договоров, к числу которых относится договор комиссии (абз. 4 п. 3 рассматриваемого письма).

2. Согласно п. 4 информационного письма "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии", закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неправомерно удержанных ответчиком сумм по договору комиссии.

Между обществом и предпринимателем заключен договор комиссии, в соответствии с которым комиссионер (ответчик по делу) обязался совершать сделки купли-продажи имущества, принадлежащего комитенту (истцу), от своего имени за счет последнего. Согласно условиям договора, заключенного ответчиком с покупателем товара, оплата должна поступить тремя взносами равными долями с перерывом в три месяца. Получив первый платеж, комиссионер удержал причитающееся ему вознаграждение не пропорционально размеру данного взноса, а в полном объеме. Оставшиеся выплаты покупатель не произвел и был объявлен банкротом. Комитент, полагая, что комиссионер нарушил его интересы, поскольку комиссионное вознаграждение причитается последнему в зависимости от объема, в котором будет исполнена сделка с покупателем, обратился в суд с требованием о взыскании с комиссионера неправомерно удержанных сумм (абз. 2 п. 4 рассматриваемого письма).

Суд отказал в иске, указав, что при отсутствии соглашения об ином с заключением комиссионером сделки право на комиссионное вознаграждение возникло у него в полном объеме. Нарушений, допущенных комиссионером при исполнении своих обязательств, не установлено. Таким образом, на основании ст. 997 ГК РФ право на вознаграждение могло быть осуществлено комиссионером путем удержания (зачета) причитающихся ему сумм из любых сумм, поступивших ему от третьего лица в качестве исполнения сделки (абз. 3 п. 4 рассматриваемого письма).

3. По иску комитента к комиссионеру о взыскании сумм, полученных последним от покупателей принадлежащего первому товара, арбитражный суд вынес решение об удовлетворении иска в части, уменьшив истребуемую сумму на размер комиссионного вознаграждения, которое по условиям договора комиссии согласно ст. 997 ГК РФ комиссионер вправе удержать из поступивших ему сумм (абз. 1 п. 5 рассматриваемого письма).

В апелляционной жалобе комитент указал, что до возбуждения производства по данному делу комиссионер уступил свое право требования выплаты комиссионного вознаграждения третьему лицу, о чем комитенту стало известно только после принятия судом решения. Поскольку уступка права требования была действительной, комитенту пришлось бы уплатить сумму комиссионного вознаграждения дважды (абз. 2 п. 5 рассматриваемого письма).

Суд апелляционной инстанции отменил решение и взыскал долг в полном объеме по следующим основаниям. Удержание комиссионером причитающихся ему сумм является правом комиссионера на совершение в одностороннем порядке сделки зачета встречных однородных требований, на что указывает ссылка на ст. 410 ГК РФ, приведенная в ст. 997 ГК РФ. Таким образом, поскольку комиссионер до обращения комитента в суд заявления о зачете не сделал и о зачете в процессе судебного разбирательства путем предъявления встречного иска не заявил, суд не был вправе при принятии решения о взыскании с комиссионера причитающихся комитенту сумм по собственной инициативе удерживать комиссионное вознаграждение (абз. 3 п. 5 рассматриваемого письма).

Принятие судом решения о снижении размера взыскиваемой суммы могло повлечь за собой нарушение прав третьего лица или комитента в зависимости от того, была ли действительной сделка уступки. Однако указанные обстоятельства не входили в предмет доказывания по данному делу, требование о взыскании комиссионного вознаграждения не заявлялось, третье лицо (цессионарий) в процессе не участвовало (абз. 4 п. 5 рассматриваемого письма).

4. Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу (комиссионеру) о признании права собственности на закупленный комиссионером товар, определенный родовыми признаками, и обязании последнего передать этот товар комитенту (абз. 1 п. 8 рассматриваемого письма).

В обоснование своих требований истец ссылался на следующее: несмотря на отсутствие упоминания в тексте заключенной комиссионером сделки о том, что она совершается в интересах комитента, эта сделка полностью соответствует указаниям, которые были даны комитентом при заключении договора комиссии относительно характеристик товара и его закупочной цены. Комиссионер в нарушение своих обязанностей по договору комиссии не представил отчета об исполнении договора и не передал комитенту все полученное по сделке (абз. 2 п. 8 рассматриваемого письма).

Ответчик возражал против заявленных требований, ссылаясь на правила ст. 999 ГК РФ, по смыслу которой факт заключения сделки во исполнение комиссионного поручения подтверждается, как правило, отчетом комиссионера. При отсутствии воли комиссионера на то, чтобы заключенная им сделка была признана совершенной в чужих интересах, эта сделка таковой не является (абз. 3 п. 8 рассматриваемого письма).

Кроме того, ответчик указал, что заключил несколько договоров комиссии на закупку однородного товара с разными комитентами и выбор комитента, в чьих интересах была заключена спорная сделка, может принадлежать только ему. Комиссионер также не лишен возможности оставить соответствующий товар за собой, признав тем самым, что сделка заключена им за свой собственный счет (абз. 4 п. 8 рассматриваемого письма).

Поскольку комиссионер прямо заявил комитенту о том, что оговоренный товар им для комитента не был закуплен и это заявление не опровергалось иными обстоятельствами дела, суд в иске отказал (абз. 5 п. 8 рассматриваемого письма).

5. Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью процентов за пользование чужими денежными средствами (абз. 1 п. 9 рассматриваемого письма).

Между предпринимателем (комитентом) и обществом (комиссионером) заключен договор комиссии от 28 января 1998 г., в соответствии с которым предприниматель передал обществу для продажи товар на общую сумму 36272 руб. Суммы, причитающиеся комитенту, перечислялись комиссионером частями до 24.03.2000 (абз. 2 п. 9 рассматриваемого письма).

Истец полагал, что расчеты производились несвоевременно и со стороны ответчика имело место пользование чужими денежными средствами, поэтому тот обязан уплатить проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ (абз. 3 п. 9 рассматриваемого письма).

Суд первой инстанции отказал в иске, руководствуясь следующим. Поскольку в главе 51 ГК РФ ("Комиссия") и в договоре комиссии от 28.01.1998 не предусмотрено иное, в силу абзаца второго п. 2 ст. 314 ГК РФ комиссионер обязан исполнить обязательство по перечислению выручки в семидневный срок со дня предъявления комитентом требования о его исполнении. Доказательств предъявления ответчику требований об исполнении обязательства истцом не представлено. При таких обстоятельствах суд сделал вывод об отсутствии факта неправомерного пользования ответчиком чужими денежными средствами (абз. 4 п. 9 рассматриваемого письма).

Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск по названным основаниям. Правила ст. 999 ГК РФ являются специальными по отношению к общим правилам определения срока исполнения обязательства, установленным в ст. 314 ГК РФ. Поэтому, исходя из смысла ст. 999 ГК РФ, от комитента не требовалось заявлять комиссионеру о необходимости перечисления ему соответствующих средств для того, чтобы можно было определить точную дату, когда комиссионер обязан исполнить свои обязательства (абз. 5 п. 9 рассматриваемого письма).

В материалах дела имелись сведения о сроках поступления от третьих лиц оплаты на счет комиссионера, а также о том, в какие сроки обслуживающим банком передавались комиссионеру сведения о зачислении средств на его расчетный счет. На основании этих данных суд апелляционной инстанции указал, что обязательство по перечислению выручки комитенту комиссионер должен был исполнить на следующий день после того, как он узнал или должен был узнать о поступлении выручки (абз. 6 п. 9 рассматриваемого письма).

По смыслу ст. 999 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон об ином комиссионер обязан перечислять комитенту суммы, вырученные от продажи товара, принадлежащего последнему, по мере их поступления, а не по результатам исполнения поручения комитента в полном объеме. В постановлении суда апелляционной инстанции определен момент, с которого начиналась просрочка перечисления комиссионером сумм выручки применительно к каждому отдельному платежу, и рассчитаны проценты за пользование чужими денежными средствами (абз. 7 п. 9 рассматриваемого письма).

6. Закрытое акционерное общество (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (комиссионеру) о взыскании договорной неустойки, которая получена комиссионером по условиям договора между комиссионером и покупателем товара, принадлежащего комитенту, ввиду просрочки его оплаты (абз. 1 п. 11 рассматриваемого письма).

В качестве подтверждения своей позиции истец ссылался на ст. 999 ГК РФ, согласно которой комиссионер обязан передать комитенту все полученное по сделке с третьим лицом, а также на правила п. 2 ст. 993 ГК РФ, на основании которых при неисполнении сделки третьим лицом комитент вправе требовать передачи ему всех прав по данной сделке. По мнению комитента, в число указанных прав включаются и права на взыскание имущественных санкций. Поскольку на основании указанной нормы комитенту причитаются права на имущественные санкции, с учетом существа комиссионного обязательства ему причитаются и санкции, реально уплаченные третьим лицом (абз. 2 п. 11 рассматриваемого письма).

Комиссионер возражал против заявленного требования, полагая, что комитенту должна быть передана только сумма выручки за поставленный товар и именно эта сумма подразумевается в ст. 999 ГК РФ. Поскольку комитент не давал комиссионеру указаний включить в договор купли-продажи с третьим лицом условие о неустойке за просрочку оплаты, выгода от согласования данного условия причитается комиссионеру (абз. 3 п. 11 рассматриваемого письма).

Установив, что неустойка уплачена комиссионеру покупателем товара, суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав на основании части второй ст. 992 ГК РФ с комиссионера половину полученной им суммы неустойки, которая расценена судом как дополнительная выгода по сделке, заключенной комиссионером (абз. 4 п. 11 рассматриваемого письма).

Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что неустойка и иные санкции, уплачиваемые третьим лицом, не входят в понятие дополнительной выгоды по сделке с третьим лицом, подлежащей распределению между комиссионером и комитентом при отсутствии соглашения об ином в равных долях. Поскольку комиссионер действует в чужих интересах, указанные санкции должны поступить комитенту, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за исполнение сделки третьим лицом и может компенсировать собственные потери только за счет средств, уплачиваемых третьим лицом. Будучи с экономической точки зрения компенсацией имущественных потерь, санкции, выраженные в имущественной форме, не могут входить в понятие "дополнительная выгода", регулирование которой содержится в части второй ст. 992 ГК РФ (абз. 5 п. 11 рассматриваемого письма).

7. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к специализированной организации о передаче выручки от продажи имущества на открытых торгах (абз. 1 п. 12 рассматриваемого письма).

Между обществом и организацией заключен договор, согласно которому организация (ответчик по делу) осуществляла от своего имени продажу имущества, принадлежащего обществу (истцу), на открытых торгах. В договоре установлено вознаграждение комиссионера в размере 1% от итоговой цены продажи. Вопрос о распределении дополнительной выгоды стороны не урегулировали. Реализовав имущество по цене, отличающейся от начальной цены торгов, ответчик при перечислении истцу выручки удержал не только сумму своего вознаграждения, но и половину суммы дополнительной выгоды, исчисленной им в виде разницы между начальной и итоговой ценами торгов (абз. 2 п. 12 рассматриваемого письма).

Истец полагал, что такая разновидность комиссионной деятельности, как продажа имущества с торгов, по своей природе всегда предполагает продажу имущества по цене, выше назначенной. При этом интерес комиссионера в достаточной мере удовлетворяется получаемым им комиссионным вознаграждением, исчисляемым в зависимости от итоговой цены продажи. Таким образом, отсутствие в договоре комиссии правил о распределении дополнительной выгоды не могло означать, что следует применять диспозитивные правила части второй ст. 992 ГК РФ (абз. 3 п. 12 рассматриваемого письма).

Суд удовлетворил исковое требование, указав, что правило части второй ст. 992 ГК РФ рассчитано на применение в случаях, когда заключение сделки на условиях, более выгодных по сравнению с названными комитентом, предстает как результат дополнительных усилий комиссионера. При комиссионной продаже имущества на торгах повышение назначенной цены обусловлено выбранным сторонами способом исполнения комиссионного поручения, а не действиями самого комиссионера (абз. 4 п. 12 рассматриваемого письма).

8. Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о возмещении убытков в связи с неисполнением им своих обязательств по договору комиссии (абз. 1 п. 13 рассматриваемого письма).

Между сторонами на неопределенный срок заключен договор, по которому закрытое акционерное общество (комиссионер) обязалось от своего имени реализовывать потребителям товары, принадлежащие открытому акционерному обществу (комитенту) и переданные на склад комиссионера (абз. 2 п. 13 рассматриваемого письма).

Предупредив комиссионера за 30 дней, комитент отказался от его услуг. По сделкам, совершенным комиссионером до прекращения договора комиссии, комиссионер удержал из выручки согласованные с комитентом суммы вознаграждения и понесенных им расходов, перечислив остаток комитенту (абз. 3 п. 13 рассматриваемого письма).

После окончания действия договора комиссии закрытое акционерное общество осуществило возврат потребителям денежных средств, уплаченных ими в период действия договора комиссии за несколько единиц бытовой техники, в которых впоследствии были обнаружены существенные недостатки, и предложило открытому акционерному обществу забрать некачественный товар и возместить комиссионеру понесенные убытки в сумме, возвращенной потребителям. Открытое акционерное общество отказалось исполнить данное требование (абз. 4 п. 13 рассматриваемого письма).

Суд первой инстанции отказал в иске, сославшись на п. 2 ст. 453 ГК РФ, согласно которому при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Кроме того, суд указал, что в силу п. 1 и 2 ст. 1003 ГК РФ возмещение комиссионеру убытков возможно лишь в том случае, когда договор комиссии заключен на определенный срок (абз. 5 п. 13 рассматриваемого письма).

Суд кассационной инстанции отменил решение и удовлетворил иск, взыскав с открытого акционерного общества денежные средства в том размере, в каком состоялся их возврат потребителям. Суд указал, что согласно абз. 4 ст. 1000 ГК РФ комитент обязан освободить комиссионера от обязательств, принятых комиссионером на себя перед третьими лицами. В данной ситуации это правило означало, что комитент обязан передать комиссионеру бытовую технику, свободную от недостатков. Поскольку эта обязанность комитента не была исполнена, а правило п. 2 ст. 453 ГК РФ распространяется лишь на основные обязанности сторон по договору комиссии (такие, как уплата вознаграждения и совершение сделок за чужой счет), но не на ответственность за ненадлежащее исполнение сторонами своих обязательств, комиссионер вправе требовать возмещения убытков (абз. 6 п. 13 рассматриваемого письма).

Суд кассационной инстанции указал также, что правила п. 1 ст. 1003 ГК РФ устанавливают специальное основание для взыскания убытков при отказе комитента от договора, заключенного на определенный срок, и в совокупности с правилами п. 2 указанной статьи не исключают применения к комитенту ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств (абз. 7 п. 13 рассматриваемого письма).

9. Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании стоимости переданного на реализацию товара (абз. 1 п. 14 рассматриваемого письма).

Между сторонами заключен договор комиссии, по которому комиссионер (ответчик по делу) обязался совершить от своего имени за счет комитента (истца) сделки по реализации имущества, принадлежащего последнему. По истечении одного месяца после заключения договора комиссии комиссионер представил комитенту отчет, в котором указывалось, что товар продан, приводилась цена продажи за единицу товара, общая сумма выручки и сумма удержанного комиссионером вознаграждения. Комитент представил возражения по отчету, потребовав приложить к нему документы, подтверждающие факты заключения и исполнения сделок, свидетельствующие об их условиях. Комиссионер отказался представить указанные сведения и документы, полагая, что в результате получения сведений о его контрагентах комитент получит доступ к его конфиденциальной информации. Кроме того, в ст. 999 ГК РФ нет требований о представлении наряду с отчетом документов, подтверждающих включенные в отчет данные (абз. 2 п. 14 рассматриваемого письма).

Поскольку ответчик не представил доказательств исполнения им договора комиссии и отчет комиссионера таким доказательством суд не признал, заявленный иск удовлетворен в полном объеме. Ответчик не представил доказательств наличия у него нереализованных остатков товара истца, поэтому при данных обстоятельствах комиссионный товар признан утраченным и на основании п. 1 ст. 998 ГК РФ с ответчика взыскана полная рыночная стоимость всех находившихся у него товаров (абз. 3 п. 14 рассматриваемого письма).

10. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании части выручки по договору комиссии, не поступившей от третьего лица (покупателя) (абз. 1 п. 15 рассматриваемого письма).

Между обществом и предпринимателем заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер (ответчик по делу) реализовал товар, принадлежащий комитенту (истцу). Комиссионер обязался обеспечить своевременное получение платежей, предъявлять счета заказчику на основании полученных от комитента отгрузочных документов и отстаивать интересы последнего в случае возникновения разногласий и споров. Поскольку оплата за отгруженный товар поступила не в полном объеме, комитент считал, что указанные обязанности комиссионера являются неисполненными и он обязан возместить недостающие суммы на основании п. 1 ст. 993 ГК РФ (абз. 2 п. 15 рассматриваемого письма).

Комиссионер возражал против предъявленных требований, указав, что он заявил соответствующее требование покупателю и готов передать комитенту права по сделке с покупателем в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 993 ГК РФ (абз. 3 п. 15 рассматриваемого письма).

Суд принял обоснованное решение об отказе в иске, сославшись на то, что в силу закона (п. 1 ст. 993 ГК РФ) комиссионер отвечает за неисполнение покупателем товара (третьим лицом) обязанностей по договору только в двух случаях - при принятии на себя ручательства за исполнение сделки третьим лицом и при непроявлении должной осмотрительности при выборе третьего лица. При этом непроявление необходимой осмотрительности при выборе контрагента относится к моменту заключения с ним сделки и не может толковаться расширительно. По данному делу наличия какого-либо из указанных двух оснований не было доказано (абз. 4 п. 15 рассматриваемого письма).

Вместе с тем комитент не лишен возможности потребовать возмещения комиссионером убытков, возникших у комитента вследствие ненадлежащего исполнения комиссионером иных обязательств по договору комиссии (абз. 5 п. 15 рассматриваемого письма).

11. Индивидуальный предприниматель (комиссионер) обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (комитенту) о взыскании комиссионного вознаграждения (абз. 1 п. 18 рассматриваемого письма).

Во исполнение договора комиссии комиссионером заключен договор купли-продажи с покупателем, который, однако, нарушил обязательства по оплате. Поскольку комиссионер нарушил свою обязанность надлежащим образом осуществить выбор контрагента, установленную в п. 1 ст. 993 ГК РФ, по иску комитента решением суда по другому делу комиссионер (ответчик по указанному делу) привлечен к ответственности за исполнение заключенного договора купли-продажи путем взыскания с него не поступившей от покупателя суммы оплаты (абз. 2 п. 18 рассматриваемого письма).

Исполняя данное решение суда, комиссионер перечислил комитенту необходимую сумму и счел, что ему причитается вознаграждение по заключенной им сделке (абз. 3 п. 18 рассматриваемого письма).

Возражая против иска, ответчик полагал, что комиссионер исполнил свои обязательства ненадлежащим образом и комиссионное вознаграждение выплате не подлежит (абз. 4 п. 18 рассматриваемого письма).

Суд удовлетворил иск, указав, что комиссионер понес ответственность за третье лицо и тем самым устранил последствия допущенных им нарушений при выборе данного лица. Поскольку сделка во исполнение комиссионного поручения заключена, комиссионное поручение признается исполненным и комиссионеру причитается установленное договором вознаграждение (абз. 5 п. 18 рассматриваемого письма).

12. Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к унитарному предприятию (комиссионеру) о возмещении убытков, связанных с обращением по собственным долгам комиссионера взыскания на требование к покупателю принадлежащего комитенту товара (абз. 1 п. 19 рассматриваемого письма).

Действуя на основании договора комиссии с истцом, ответчик получил право требования по сделке с покупателем товара, в которой последнему была предоставлена отсрочка платежа. Еще до наступления срока платежа по указанной сделке на право требования комиссионера (ответчика) к покупателю было обращено взыскание по долгу ответчика перед банком по возврату кредита (абз. 2 п. 19 рассматриваемого письма).

Истец требовал возмещения убытков в размере не полученной от покупателя выручки за вычетом комиссионного вознаграждения ответчика. Ответчик возражал против требования в таком объеме, указывая, что до наступления срока платежа по обязательству покупателя последний стал фактически несостоятельным и произвел платеж приобретателю права на торгах лишь в размере 25% от номинальной стоимости права (абз. 3 п. 19 рассматриваемого письма).

Суд удовлетворил иск частично, взыскав на основании п. 1 ст. 393 ГК РФ с ответчика убытки в размере выручки, полученной от реализации права требования на торгах. Суд признал, что комиссионер нарушил свои договорные обязательства, поскольку допустил обращение взыскания по собственным долгам на право требования, которое подлежало передаче комитенту на основании п. 2 ст. 993 ГК РФ (абз. 4 п. 19 рассматриваемого письма).

13. Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о применении последствий недействительности заключенного между ними договора купли-продажи, в котором предприниматель выступал продавцом (абз. 1 п. 20 рассматриваемого письма).

Ответчик возражал против требований истца, указывая, что является комиссионером, и исполняя свои обязанности по договору комиссии, все полученное по недействительной сделке передал закрытому акционерному обществу (комитенту) (абз. 2 п. 20 рассматриваемого письма).

Суд первой инстанции привлек с согласия истца закрытое акционерное общество в качестве второго ответчика и вынес решение об удовлетворении иска за счет последнего (абз. 3 п. 20 рассматриваемого письма).

По жалобе истца, не согласного с принятым решением, суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме за счет первого ответчика - общества с ограниченной ответственностью. Поскольку имущество в натуре передать данный ответчик не мог, с него взыскана полная стоимость переданного имущества. Суд апелляционной инстанции установил, что судом первой инстанции неправильно применена норма п. 2 ст. 167 ГК РФ, согласно которой обязанность по возврату полученного несет только сторона сделки, но не иное лицо, даже если ему передается экономический результат данной сделки. Поскольку комиссионер согласно п. 1 ст. 990 ГК РФ совершает сделки с третьими лицами от своего имени, стороной по таким сделкам является лишь комиссионер и у контрагента не возникает требований к комитенту, связанных с применением последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции (абз. 4 п. 20 рассматриваемого письма).

Вместе с тем защита прав лица, из обладания которого имущество выбыло по недействительной сделке, может осуществляться также иными способами, предусмотренными гражданским законодательством, в том числе путем предъявления иска к третьему по отношению к сторонам сделки лицу, получившему выгоду или имущество в натуре (абз. 5 п. 20 рассматриваемого письма).

14. Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском об оспаривании права собственности закрытого акционерного общества (покупателя) на нежилое помещение (абз. 1 п. 23 рассматриваемого письма).

Между истцом и индивидуальным предпринимателем (комиссионером) заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер обязался заключить сделку по реализации нежилого помещения. Во исполнение договора комиссии предприниматель заключил договор купли-продажи с ответчиком, после чего комиссионер и покупатель обратились в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с заявлениями о государственной регистрации права собственности покупателя на нежилое помещение, приложив к заявлению договоры комиссии и купли-продажи, а также иные необходимые документы. Регистрация перехода права состоялась на основании представленных ими документов в соответствии с п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (с изм. и доп. от 5 марта, 12 апреля 2001 г., 11 апреля 2002 г., 9 июня 2003 г., 11 мая, 29 июня, 22 августа, 2 ноября, 29, 30 декабря 2004 г., 5, 31 декабря 2005 г., 17 апреля, 3, 30 июня, 18 июля, 4, 18 декабря 2006 г.) (абз. 2 п. 23 рассматриваемого письма).

Истец полагал, что комиссионер нарушил его интересы, продав имущество по цене, ниже той, которая сложилась на рынке к моменту совершения сделки купли-продажи. Кроме того, в результате заключения договора комиссии комиссионер не стал правообладателем и, следовательно, не мог от своего имени давать учреждению юстиции по регистрации права распоряжение о перерегистрации права собственности комитента на нового приобретателя (абз. 3 п. 23 рассматриваемого письма).

Суд удовлетворил иск, признав, что право собственности на нежилое помещение к приобретателю не перешло. При этом в результате системного толкования правил п. 1 ст. 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" суд установил, что в качестве стороны договора, обладающей правом обращаться за государственной регистрацией перехода прав, не может рассматриваться комиссионер, не являющийся собственником (абз. 4 п. 23 рассматриваемого письма).

Особенность договора комиссии в отношении недвижимого имущества определяется спецификой правового режима такого имущества. Поскольку на основании п. 1 ст. 996 ГК РФ право собственности переходит непосредственно от комитента к третьему лицу (покупателю) или от третьего лица (продавца) к комитенту, с заявлениями о государственной регистрации перехода прав могут обращаться лишь указанные лица, но не комиссионер (абз. 5 п. 23 рассматриваемого письма).

 







Рейтинг@Mail.ru
eXTReMe Tracker









Список терминов
определений
и понятий


Народная БД ПРАВДОМ